Лариса ВОЛОДИМЕРОВА
Все его прогнозы оправдались...
 



 

(Статья была рассчитана на нидерландский журнал, испугавшийся ее публиковать, и передана лондонской газете Индепендент. Частично данные были изложены в программе радио Свобода. Понимая, что ни один современный ресурс не рискнет опубликовать текст полностью, прошу самую смелую редакцию - Чеченпресс - напечатать статью, одобренную моими коллегами, без купюр).

 

Журналист и правозащитник Александр Литвиненко был отравлен 1 ноября. 31 октября вечером мы проговорили с ним час по телефону, так как мне нужно было передать информацию, полученную из российской тюрьмы, в которой содержится Заурбек Талхигов единственный арестованный по делу взрыва Норд-Оста.

 

25-летний Талхигов успешно вел переговоры с захватчиками об освобождении иностранных заложников, в том числе подданных Нидерландов. Наталью Жирову с сыном и остальных иностранцев пересадили в зале ближе к выходу и вскоре должны были отпустить. С самого начала отношение к ним было лояльным, им разрешали звонить по мобильным телефонам.

 

25 числа работники ФСБ дали выпить Зауру Талхигову стакан сока с  неизвестной добавкой, после чего он сразу заснул, а проснулся 28 числа, когда все уже было кончено, - в зал по распоряжению Путина был пущен отравляющий газ. Н.Жирова и другие заложники погибли. Все данные по делу Норд-Оста мне известны из первых рук, в том числе от З.Талхигова и О.Жирова лично.

 

Все многочисленные объяснительные записки Талхигова ФСБ уничтожила; за 4 года заключения его неоднократно травили, заставляя есть ложками, специально принесенными из туберкулезного барака, а поскольку эти ложки Заур, мужественный человек прекрасной души, ломал, то ему определили самый строгий тюремный режим. Тем не менее, Талхигов все-таки был заражен гепатитом А-5, медицинская помощь ему фактически не оказывается (кроме капельницы один раз в два месяца). Необходимую диету, по признанию начальства,  именно в этой тюрьме соблюсти невозможно.

 

Требовалось собрать деньги на лечение, так как до сих пор материально помогал Зауру только Олег Жиров. Талхигова очень беспокоит реакция Страсбургского суда на поданное им заявление, ему до сих пор не известная, так как адвокат отказывается от встреч со своим подзащитным целых три месяца, а связь с волей официально отсутствует.

 

Вот эти подробности по делу Норд-Оста, позже мною опубликованные на Чеченпресс, я рассказывала А.Литвиненко, так как некоторые правозащитные обращения мы раньше подписывали вдвоем или вместе, и я всегда относилась к Александру, как к очень знающему, высокопорядочному человеку.  Все наши коллеги в разных странах мира одинаково уважают, ценят и доверяют ему.

 

Разговор с Литвиненко - это его монолог скороговоркой, насыщенный редкой документированной информацией. Например, Саша рассказывал, что за три месяца до смерти его близкий друг и коллега Анна Политковская спрашивала по телефону, как думает Саша убьет ли ее ФСБ. Литвиненко тогда ответил: убьет. Мне он пояснил, что дело даже не в политической и милосердной активности Анны, а в том, что если кто-то попадает в список приговоренных КГБ, то находят его даже через много лет, когда все могли забыть, что именно сделал этот правозащитник или бизнесмен. Предположим, строят дом, и какой-то кгбшник претендует на получение в нем жилья. Чтобы выслужиться, он найдет и убьет жертву, и будет вознагражден. Им движут меркантильность и быт. Таким образом, Анна была обречена, и ни малейшего сомнения у Литвиненко изначально не вызывало, что это дело рук КГБ.

 

Мои слова подтверждает и Григорий Пасько, осужденный ранее по обвинению в шпионаже. В интервью Эху Москвы он сказал, что отравление Литвиненко это расплата за его сотрудничество со спецслужбами в прошлом: В наших спецслужбах есть установка, что от них никто не должен уходить безнаказанным: где бы он ни скрывался, его надо грохнуть в назидание другим.

 

Сам Александр прекрасно понимал, что за ним охотятся, и что в принципе опасность грозит ему постоянно, - но именно в этот вечер он был очень радостен, возвращался с занятий на языковых курсах, рассказывал о семье, уютном доме, о приятной возне с документами (наконец ему дали гражданство). Саша пригласил нас к себе погостить, и мы заговорили о его скором приезде к нам в Амстердам. Нужно было прежде всего дождаться через две недели получения паспорта, и Саша готов был приехать. Связано это с Арьяном Эркелем, о чем я тогда же поставила в известность Эркеля и его жену-переводчицу.

 

Предыстория такова. Близкий друг Литвиненко это политзаключенный, адвокат Михаил Трепашкин, арестованный сначала за то, что он впервые опубликовал документы о взрывах домов Путиным и ФСБ, а затем освобожденный - и немедленно снова взятый под стражу после дачи интервью  иностранным журналистам. Михаил Трепашкин, всеми нами глубоко уважаемый и любимый правозащитник, тяжело болен, содержится в ужасных условиях и подвергается пыткам (весной больного астмой, пожилого Михаила часами держали на 35-градусном морозе). Трепашкину удалось передать нам письма, адресованные г-же Лилиан Гонсалвес-Хо из амстердамского отделения Международной амнистии и г-ну Эркелю. По опыту нашей правозащитной организации Марекса мы давно знаем, что голландские отделения Амнистии, как и ПЕН-клуба, членами которых (Израиль, Америка) я состою с 1992 года, отмахиваются от большинства политзаключенных и реально не помогают. Этика не позволяет мне выразиться много жестче, - но мы все глубоко возмущены бездействием этих структур, особенно нидерландских. О состоянии Литвиненко голландская пресса заговорила последней. В публикации этой статьи мне было отказано журналом Хруне Амстердаммер, хотя никакой проблемы обнародовать этот материал не в голландских изданиях нет.

 

Касательно Эркеля, М.Трепашкин надеялся, что, когда-то похищенный и сам переживший ужасы заточения, врач вникнет в его ситуацию и начнет помогать. Ведь играют роль даже простая статья за границей, официальное  письмо Путину, персональное внимание. Кремль очень не любит заботы, идущей отсюда. Литвиненко и Марекса скептически отнеслись к просьбе Трепашкина, так как Эрекеля и похищал, и освобождал КГБ. К слову, все мы принимали участие в местонахождении А.Эркеля, - вспомнил  Саша и это. (Старая справка http://www.hro.org/war/10_03/08-6_10_03.htm : Этот номер газеты выйдет, когда результаты выборов президента Чечни уже будут известны (6.10.2003). Итоги их не вызывают сомнений: Кадырова сделают президентом... Так пусть же его первой международной миссией будет освобождение Арьяна Эркеля. Если, конечно, президент России поставит ему такую задачу).

 

Слова Литвиненко я записала тогда же: - Я знаю, кто похищал Арьяна. Это сделали прекрасно мне известные Хохольков и Суслов. В те годы они курировали весь тот район и прославились похищениями людей в Дагестане. Я их знаю давно и могу точно описать внешность. Можно дать на них официальные показания! Для этого Эркелю нужно, если он хочет найти своих похитителей, подать заявление в свою полицию, в Голландии. Написать, что он подает в розыск. Тогда я готов быть экспертом. Хохолькова и Суслова мы найдем, Эркель потребует материального возмещения, а убийц можно обменять на того же Ходорковского или Трепашкина. Правда, Ходорковскому это уже предлагалось, но он просит не считать себя политзаключенным и не хочет обмена. Зато бандиты впредь не будут свободно и безнаказанно воровать иностранцев.

 

...Я рассказываю только то, что могу, так как Марина, жена Литвиненко, по телефону просила меня отказывать журналистам и направлять их в пресс-центр Скотланд-Ярда, а по поводу состояния здоровья Саши обращаться в госпиталь. Мне звонили из различных изданий с просьбой об интервью. Все, что можно, я обычно пишу сама на сайте Чеченпресс, Руснет и трех своих сайтах, где публиковался и А.Литвиненко. Я скорблю о том, что время упущено, и Саше не была оказана своевременно необходимая помощь. Как могли власти Великобритании недооценить значения правозащитника такого масштаба?! Как можно было не поверить, что его травили спланированно, подобно Хохлову, Ющенко, Политковской? Как вообще можно не предвидеть такие очевидные всем нам события тем более, что на Литвиненко была череда покушений?

 

Нашу работу затрудняет именно то, что нам не верят официальные организации, призванные заниматься тем, что делаем мы. Потому международная русская правозащита объединилась, - мы учимся у Литвиненко. Мы документально доказываем, что в России работают концлагеря, ежечасно применяются пытки, усилился геноцид, наличествуют политзаключенные, не соблюдаются международные Конвенции и элементарно права человека.

 

Европа поздно поняла, что, получая дешевый газ, она становится соучастницей фашизма в России. Соучастницей убийства тех, кто предупреждал об опасности, - как Литвиненко. Уже нельзя верить и официальным внутрироссийским правозащитным организациям, сидящим на зарплате у Путина таким, как Мемориал. В России всегда будут отдельные борцы и герои, но общая масса рабы. Литвиненко говорил в интервью нашему коллеге М.Тарамову: меня волнует, что моим внукам и правнукам придется извиняться и оправдываться за Чернокозовский концлагерь, как немцы по сей день извиняются за Бухенвальд. Он имел в виду своих внуков. Но не в традиции русских признавать вину за свои преступления.

Здесь http://russianwill.org/material/vragi.html периодически публикуется расстрельный список: официально объявлены следующими жертвами ФСБ наши коллеги-журналисты Л.Евстифеева и получивший вчера по приговору суда 5 лет политзаключенный Б.Стомахин. Правозащита предупреждает, что готовятся убийства журналистов в России, на Кавказе, на Западе.

Александр говорил и о том, о чем я писала в статьях. Границы России закроются. КГБ себя всегда укрепляет рублем, - это значит, что доллар отменят. Власть ФСБ будет крепнуть, прогнозы страшны.

Олег Жиров www.rusnet.nl в научной работе об экономике Нидерландов писал, что Россия в последнее время значительно испортила отношения с Голландией, Японией, Британией, Францией... Европа наконец догадалась, чем грозит ей тоталитаризм. Российский КГБ проник во многие страны, а из таких, например, как Австрия, не уходил со времен Второй мировой.

Именно эту ситуацию предвидел и анализировал А.Литвиненко. Гражданин Великобритании, которым ей следовало бы гордиться, как это делаем мы.

Лариса Володимерова, президент стихтинг Marexa, Амстердам.

www.analitika.nl
www.kritika.nl
www.russianlife.nl

http://www.russianlife.nl/freembh.htm