Умирающий, приравненный к террористу

 

 

 29.09.07 г.

 

Избегая казенный слог, к данной теме не подходящий, опишу состояние Ибрагимова и реакцию власти на его голодовку. Тысячи людей разных национальностей вглядываются в монитор в поисках последней информации о его личном подвиге. 

Как уже сообщалось, первые 6 дней Сайд-Эмин не пил ни капли (!) воды, так как его гортань сожжена предыдущими голодовками и без пищи жидкость не принимает, вызывая острые боли и тошноту. Последующие три дня Сайд-Эмин мог пить по одному глотку в день, а затем, поняв, что идет интоксикация организма и физические силы иссякнут, переборол нечеловеческие мучения и заставил себя пить в день по стакану, причем речь идет не о минеральной воде, рекомендуемой при голодовке, а о самой простой. В прошлом чемпион Европы по боксу, Сайд-Эмин простужался в жизни лишь трижды, до последнего времени  бегал по 10 километров, держал себя в форме и тонусе. Все это, казалось, дает ему силы и фору, - но каждая новая голодовка переносится тяжелей, а Ибрагимов голодал больше 215 дней, последняя акция завершилась комой и операцией. Лучше всего ситуацию отражает письмо Михаила Трепашкина:

Г-же Володимеровой Л.В. Уважаемая Лариса Вадимовна! Как самочувствие Ибрагимова Сайд-Эмина? (Был) Очень обеспокоен за него, когда увидел Ваше обращение. Мне очень хорошо знакомо, что такое голодовка, а тем более сухая. Больше всего страдают пищевод и сердце при любой голодовке. Здесь у всех, кто голодал, до сих пор часто возникают сильные боли в пищеводе, словно туда сверло засунули и вращают. Ну, а в сердце ослабевает мышца в результате голодовки, появляется одышка и т.д. А при сухой голодовке вместо мочи выделяется красно-желтая желчь. Мы в июне 2006 года вынуждены были прекратить голодовку, так как наступал критический момент для здоровья и поступила команда о силовом принудительном кормлении: публично, с разбиванием челюстей и выбиванием зубов в случае сопротивления, вводят трубки в горло. Процедура унизительная, и ее хотели продемонстрировать другим. Защиты у нас не было. И мы не дали порадоваться этой унизительной процедуре членам администрации ИК-13, решили отказаться от голодовки. Да и все равно наши требования почти никто не поддержал.

Нужно и Ибрагимову сохранить себя для дальнейшей борьбы за права человека, а то некому будет отстаивать нарушенные права.
С уважением, М.И. Трепашкин. 16.09.07.

Мужественному борцу Михаилу Трепашкину, делом которого мы заняты постоянно, хочу подтвердить, что Сайд-Эмин Ибрагимов заранее письменно отказался от любой медицинской помощи, и принудительное лечение к нему в принципе неприменимо. За первые три недели нынешней голодовки Сайд-Эмин потерял 17 килограммов (теперь уже значительно больше). Его худоба такова, что вес покрывала причиняет нестерпимую боль; руки и ноги опухли, их сводит мучительная судорога, сопровождающаяся острой болью в области сердца, горло заложено, как при ангине, и глотать невозможно. Уточню, что вследствие военных налетов российских оккупантов Сайд-Эмин в прошлом был оперирован в области позвоночника и сердца, имеет сквозные ранения; кроме того, на него совершались покушения, когда Ибрагимова калечили до неузнаваемости, - и последствия тяжелы.

И вот этот человек, исчерпавший все иные пути взывания к совести Совета Европы, ООН и Европарламента, после 13 лет непрерывной юридической борьбы за права человека, после 7 голодовок и маршей мира, готов пожертвовать жизнью, чтобы привлечь внимание к трагедии всей Чечни. Он принял окончательное решение: или будут выполнены его требования рассмотреть чеченский вопрос с позиций международного права или смерть еще одного правозащитника пятном несмываемого позора ляжет на ответственные лица и организации. В любом случае, эта смерть не пройдет незамеченной: публичная голодовка проходит при большом скоплении людей, под окнами высотного здания Европарламента и на подступах к зданию Совета Европы; акция освещается журналистами, привлекая все больше внимания и вызывая сочувствие. Излишне напоминать, что в случае гибели Ибрагимова тысячи его сторонников годами будут призывать к ответу за безразличие всех тех, при чьем попустительстве он мучительно умирал, и кто ему не ответил, - на сегодняшний день речь идет о Совете Европы, господах Терри Дэвисе и Саркози. (На последнем вопросе хотелось бы остановиться подробней). Как пример письмо одного сотрудника из СЕ, отрывки я процитирую: Здравствуйте! Вот парадокс: работаю в Совете Европы, живу в Страсбурге, и до сих пор не знаю, как с Сайд-Эмином Ибрагимовым связаться... Как мне кажется, он поставил свои требования очень высоко, а Россия вряд ли уступит ему в чем-нибудь после того, что произошло в Вене (при ОБСЕ). И вряд ли Терри Дэвис пойдет против воли Кремля... Если мне, французу и переводчику, можно как-нибудь помочь ему, передайте ему мои координаты....

Комитет по спасению юриста-правозащитника Сайд-Эмина Ибрагимова, объединяющий Францию, Чечению, Нидерланды, Великобританию, Австрию, Германию, Бельгию, Испанию, Польшу, Болгарию, Швецию, Норвегию, Данию, Дагестан, Азербайджан, Турцию, Татарстан, Литву, Эстонию, Украину, США, Россию и другие страны, провел в сентябре ряд целенаправленных акций. Кроме митингов в разных странах, велись непрерывные переговоры с представителями СЕ, ПАСЕ и Европарламента. Так, 6 сентября состоялась 40-минутная встреча в здании СЕ делегации от митинга в Страсбурге с г-ном Иваном Корджаковым, заместителем директора кабинета (Deputy Director of Private Office) Генерального секретаря Совета Европы по политическим вопросам и внешним отношениям. Г-н Корджаков, выразивший мнение г-на Терри Дэвиса о недопустимости голодовок, впоследствии попытался отказаться от произнесенных и повторенных им в присутствии трех свидетелей фраз, которые я повторю, как глубоко поразившие делегатов. 1. Голодовка была названа терроризмом. 2. Г-н Корджаков в присутствии дочери Ибрагимова сказал: Если Сайд-Эмин Ибрагимов решил умереть, то пускай умирает, это его личное дело. 3. Г-н Корджаков заявил, что требования Ибрагимова для Совета Европы невыполнимы.

Все три постулата мы подвергли сомнению, спросив, является ли каждый из них официальной точкой зрения г-на Терри Дэвиса и Совета Европы, и можно ли в такой дословной форме это мнение публиковать.

Кроме того, г-н Корджаков сам вспомнил и произнес, что предыдущая 45-дневная голодовка Ибрагимова была прервана в результате данных ему, но не выполненных Советом Европы обещаний. Таким образом, он понимает, по какой причине правозащитник не может купиться на новые пустые обещания и прервать голодовку теперь, до выполнения требований.

Г-н Корджаков предупредил делегацию, что Терри Дэвис не будет в принципе разговаривать с голодающими, как не разговаривал незадолго до этого с курдами, потому что считает голодовку силовым давлением. Одно я могу Вам обещать точно, - произнес в конце беседы политик, - это что г-н Терри Дэвис ответит лично на письмо Ибрагимова, переданное делегатами.

Наступает октябрь. Никакой письменной реакции на переданные делегатами документы от Генерального Секретаря СЕ не поступало. Было лишь предварительное письмо, публиковавшееся на ЧП.

Как юристу, С-Э. Ибрагимову хотелось бы получить официальное объяснение, почему голодовка приравнивается к терроризму и почему требования, им выставленные и заложенные в Резолюции, разработанной и принятой прежде самим же Советом Европы, им не могут быть выполнены.

Мне хотелось бы также остановиться на письменной и устной реакции на требования и голодовку Ибрагимова г-д Дика Марти и Гюнтера Щирмера. По словам Г.Щирмера, чеченский вопрос находится у СЕ в работе, подробности изложены в письме Д.Марти С-Э.Ибрагимову, и этой деятельности достаточно. Г.Щирмер многократно называл голодовку экстремизмом и повторял согласованное заранее, видимо, а потому постоянно звучащее в устах представителей СЕ мнение о том, что если Ибрагимов решил умереть пускай умирает, голодовка это не метод. Тем не менее, именно г-ну Щирмеру принадлежит мысль пригласить С-Э. Ибрагимова на заседание Ассамблеи во вторник и дать ему слово. Напомним читателям, что только ради этого выступления правозащитник согласился в больнице на капельницу (как свидетель и журналист, находившийся в больнице, хочу подчеркнуть, что жизни Ибрагимова угрожала прямая опасность, в клинику он был доставлен на скорой, но никаких питательных веществ или витаминов введено ему не было. От последующей госпитализации и лечения Ибрагимов категорически отказался).  

Переговоры и переписка с г-дами Марти, Щирмером, Теллиером сводятся к одному: СЕ по вопросу Чечни работает, сделать больше не в состоянии, успехами удовлетворен; жизнь и смерть Ибрагимова никого ни в малейшей степени не интересуют, так как это решение личное, а голодовка - проявление экстремизма, и потому все в один голос убеждают правозащитника ее прекратить и приступить к совместной работе. Предполагаемая деятельность заключается в том, что Ибрагимов войдет в комиссию по Чечне, заранее отказавшись от независимости Чечни от России. Как было сказано г-ном Теллиером, наиболее горячо отзывающимся на события  и по-человечески поддерживающим Сайд-Эмина, - Дик Марти чувствует себя обиженным и оскорбленным отказом работать с ним и воспринимает этот отказ как нежелание всех чеченцев сотрудничать с Советом Европы. Каков поворот! Вот на этот искусственный выверт, искажающий истину, я хочу обратить ваше внимание и позволить себе комментарий.
Многочасовые переговоры с представителями СЕ уже 6 сентября, когда предупредительная голодовка стала бессрочной, убедили меня в том, что Совету Европы может быть выгодна смерть Ибрагимова, так как всегда можно будет сослаться на то, что голодающему принципиально не помогают, голодовка средство давления и частный выбор, и что Совет Европы никому не позволено торопить или критиковать. Не известно, в курсе ли Терри Дэвис речей и посланий, которыми нас удостоили его помощники, но, работая в СЕ, они автоматически представляют эту организацию и являются проводниками мнения Генерального Секретаря. Если сам Терри Дэвис согласен со всем перечисленным, то нам с вами придется констатировать: Совет Европы действительно исповедует двойные стандарты, полностью находится под властью Кремля, и рассчитывать на него больше нечего.

Иначе обстоит дело с Европарламентом. 25 сентября делегацией от Ассоциации С-Э.Ибрагимова Мир и права человека были переданы документы на имя г-на Ханса-Герта Поттеринга, в которых подробно изложена позиция Ибрагимова и требование рассмотреть чеченский вопрос в рамках юридико-правовых норм. Представитель г-на Поттеринга внимательно и заинтересованно принял делегатов и пообещал ответить письменно в ближайшее время - возможно ли, как планируется, вынести вопрос на рассмотрение на октябрьской сессии Европарламента.

Когда делегаты доложили С-Э. Ибрагимову о достигнутых результатах, он заканчивал дневную публичную акцию у здания Европарламента, упал и потерял сознание, и на скорой был доставлен в больницу. Состоянием его здоровья интересовались полиция, префектура, Совет Европы. На следующий день представитель г-на Поттеринга встретил делегатов в здании Европарламента и сам подошел узнать о состоянии Сайд-Эмина, и еще раз подтвердил намерение прислать ответ как можно быстрей и назначить вопрос на октябрь. В то же время, делегатам не удалось провести запланированную 20-минутную встречу с депутатом Бартом Стасом, известным своими резкими и острыми выступлениями в защиту Чечни. Возможно, помехой встрече оказалась текущая сессия или прием российской делегации, но в любом случае правозащитники, ждавшие полтора часа аудиенции, надеются на активную помощь таких видных деятелей, как Барт Стас, Рудольф Биндиг, Пуупо Ридерс и ряда других.

К сожалению, голодовка С-Э. Ибрагимова совпала по времени с подготовительной поездкой министра индел Франции в Москву и планирующейся на этой неделе встречей президента Саркози с Путиным. Молчание ответственных организаций мы связываем с тем, что они хотят дождаться результатов переговоров на высшем уровне. Мы надеемся, что голодовка правозащитника Ибрагимова укрепит прочеченскую позицию французского президента и усилит его аргументы в пользу свободы Чечении.

Установка Сайд-Эмина Ибрагимова - сугубо мирная: любое насильственное  вмешательство он считает политически ошибочным и обреченным, предпочитая действовать исключительно юридическими методами. Ибрагимов всегда отрицал насилие и никогда не соглашался смириться с тем, что не истреблен, как он говорит, корень зла. Каждый день убивают, пытают огромное количество бесправных в мире - и в Чечне, где ежедневно идет сотня боев, а правительствами замалчивается непрерывная бойня. Как могли международные суды пропустить Норд-Ост и Беслан?! Как могли не заметить убийства 250 000 чеченцев?! Сайд-Эмин говорит, что если власти и организации хотят отказать ему в выполнении законных требований, то пусть представят юридическое обоснование того, что составленные Ибрагимовым документы не носят правовой характер.

Дед Ибрагимова народный чеченский герой, руководивший страной после Шамиля, и Сайд-Эмин чувствует свою ответственность перед страной и народом. Если мир нельзя изменить, то он не желает оставаться в той жизни, где мы являемся молчаливыми соучастниками насилия и трагедий.

От себя я могла бы добавить, что через каких-то полгода-год политики оглянутся и удивятся, из будущего, почему так трудно было решиться сейчас сказать правду, прислушаться к Ибрагимову. Чеченский вопрос обязательно будет решен, так диктует история. Российский режим будет свергнут. Когда сегодня какой-нибудь работник СЕ с усмешкой передает, что не станет еще раз обращаться к г-ну Глюксману, чтобы он передал президенту страны о требованиях Ибрагимова, потому что заранее знает его реакцию, это бросает тень на весь Совет Европы. Моя 4-дневная сопроводительная голодовка, закончившаяся вчера в Страсбурге, призвана была показать всем, кто ждет гибели Ибрагимова, что он не один, за ним следуют его друзья и коллеги, - и нас очень много. Голодовка легко может стать эстафетной, хотя все мы понимаем, что и это не метод, - нужно продолжать юридически доказывать свою правоту и добиваться конкретного результата. Также нельзя не отметить, что после избрания таких политиков, как Меркель, Саркози и Браун на занимаемые ими посты, у чеченцев воскресла надежда на реальные сдвиги.

Я хотела бы также призвать всех чеченцев поддержать Ибрагимова во вторник во время его выступления на Ассамблее. Юрист Сайд-Эмин провел в ПАСЕ более 200 дел чеченцев. Где все его подзащитные?! Как могли вы оставить своего национального героя в такую минуту?! Помощь Ибрагимову в Страсбурге организована из рук вон плохо, и это не оправдать ни работой ФСБ, запугивающей беженцев, ни другими причинами: на сегодня в Страсбурге некому объединить соотечественников и сплотить их вокруг Ибрагимова.

Я хотела бы поблагодарить Альберта Вахаева, своевременно публикующего новости о Сайд-Эмине, и Надежду Банчик, записывающую их по телефону в Америке. Поблагодарить тех нескольких самоотверженных чеченцев, которые не оставляют Сайд-Эмина сейчас и те растущие тысячи объединившихся ради его спасения в двадцати с лишним странах! На днях состоится выступление наших польских коллег в Брюссельском Европарламенте, и разговор непременно пойдет о подвиге Ибрагимова чеченце, заслонившем  мир от фашизма.