МАКСИМ "ПАРКЕР" КОНОНЕНКО
Часть I

ВСТРЕЧИ СО ЗВЕЗДАМИ. МАКСИМ КОНОНЕНКО (Mr. Parker). ЧАСТЬ I.

 

 

ЛАРИСА ВОЛОДИМЕРОВА:

Уважаемые конкурсанты! Предлагаем вашему неослабевающему, хочется верить, вниманию очередное интервью с мистером Паркером, или Максимом Кононенко, - знаменитые имена не требуют расшифровки, но мы попытались втереться в доверие к новому гостю, чтобы выведать у него ряд интимных, позволю себе заметить, подробностей. – Как относится Максим к футболу и кошкам, что думает про нас и сегодняшнюю литературу? Сколько он, в конце концов, пьет или курит, и не просто так, а исключительно в творческих целях? Уверена, что этот опыт неоценим. Интервью идет в двух частях, - приложение следует! Ваша Лариса.

ЛАРИСА:

Максим, только что с Вами прошло большое интервью, по сути появилось одновременно несколько, что подчеркивает все возрастающий к Вам интерес. Давайте попробуем не повторяться, а в конце беседы порадуем участников нашего конкурса необычным для них вниманием, - Вы сами выберете заинтересовавший Вас сайт или рассказ и поделитесь своими впечатлениями об этой работе. Так с чего же все начиналось?..

МАКСИМ:

Я родился 13 марта 1971 года в городе Апатиты Мурманской области, там же закончил школу, выучился играть на музыкальных инструментах и писать программы. На следующий день после выпускного бала переехал в Москву, о чем никогда не жалел. Поступил в МИРЭА, закончил его, поступил в Литературный институт, который на втором курсе оставил. В Сети пребываю с 95 года. В 96 открыл собственный Сумасшедший Дом. Первая страница появилась зимой по адресу parker.steepler.ru, но вообще сам сайт открылся летом того же года по адресу parker.paragraph.ru, где до сих пор и прописан. Я выиграл конкурс Тенета-95, занял места в 96и 97и годах. Кстати, в Тенетах я занимал первое, второе и третье места и был дипломантом. То есть все испытал на себе.

ЛАРИСА:

Прежде всего поэтому мы Вас и пригласили поделиться опытом – ценным для всех нас тем, что Вы уже переросли тенетскую школу, видите ее плюсы и минусы, можете дать не один конкретный совет и поддержать начинающих. Но я хотела бы задержаться на Вашем поступлении в Литературный институт (кстати, какой тогда был конкурс?), поскольку только за игру на музыкальных инструментах туда берут не всегда, а конкуренция там огромная. Любопытно бы также узнать, на каких инструментах Вы играете.

МАКСИМ:

На гитаре, барабанах, губной гармошке, но, к сожалению, не на скрипке. Сейчас я вообще это делаю редко: на хобби больше нет времени. Слушаю музыку – да, в огромных количествах, в основном – русскую поп-музыку. Модные западные группы не слушаю вообще, даже не знаю, что они исполняют. А в институт я поступал с Сумерками, и конкурс был 60 человек на место (сотня студентов на курсе).

ЛАРИСА:

Весьма внушительно. Было время, когда в Литинститут принимали только после двух лет армии или с таким же стажем. По конкурсу я прошла, но в 16 лет казалось, что жизнь рухнула, – а ведь многие наши конкурсанты мечтали бы туда поступить... Мы вплотную приблизились к Вашим проектам.

МАКСИМ:

Я принимал участие в создании Виртуального Мавзолея (http://www.lenin.ru/), проекта "Убить Пушкина" (http://www.dantes.ru/), проекта "Не моя война" (http://www.notmywar.ru/), проекта Виртуальный Сад (http://www.bbc.co.uk/thegarden/). Принимал участие в создании Интернет Академии. Работаю в компании ParallelGraphics; участвовал в создании VRML Automation, Internet Scene Assembler, создал первый в мире VRML-плагин. Вы спрашивали об идеях возникновения новых сайтов. - Если бы знать, как они рождаются! Все мои сайты придуманы в одну секунду, явлены некоторым озарением.

ЛАРИСА:

Вы перечислили, не задержавшись, огромные пласты работы. А не находите ли Вы, что рождению сайтов сопутствует вдохновение, сходное с ниспосланием литературного или музыкального произведения? Кстати, это лирическое состояние (на самом деле, одновременно состояние полной расслабленности и критической концентрации, сходной с моментом погружения в сон) можно и затягивать искусственно, и вызывать. Есть авторы, развившие в себе это качество до того, что в любую минуту могут начать работать с той строки или буквы, на которой накануне остановились, и даже психологу трудно определить, что на этой вот строчке автор прервался – пошел себе спать, ответил по телефону, а может быть, придумал сайт с той небывалой легкостью, с которой это делали Вы. О том же состоянии вдохновения повествуют и счетчики – люди, перемножающие в уме пятизначные числа... Максим, хотелось бы остановиться подробней на появлении Вашего сайта Это не моя война.

МАКСИМ:

Шестого февраля на ЕЖЕ-листе проходила очередная дискуссия о Бабицком, там промелькнула идея сделать сайт, на котором можно сказать: "мне все это неинтересно". Я предложил такую позицию, к ней присоединились другие сетевики. Кому пришла в голову идея, не помню - это был или Сергей Кузнецов, или Игорь Ворошилов. Я умею точно определять концепцию проекта. Ворошилов что-то произносил о форуме, а я сразу сказал - одна страница, небольшой текст и форма для подписи. В общем, втроем сговорились, потом Наташа Стручкова сделала нам дизайн, Серега текст написал, я смастерил программу для подписи, Вадим Гущин помог с хостингом и доменом. Первого марта проект открылся. Сейчас, в середине апреля, там около шестисот подписей. Ежедневно я проглядываю подписи и комментирую воззвания. Люди пишут призывы, но нам они не нужны. Мы просим подписаться тех, кому эта война неинтересна. А люди пишут "смерть чеченам"! Так почему им не сделать сайт, на котором будет написан этот призыв? Собирали бы себе подписи. Зачем навязывать это там, где собирают подписи людей абсолютно противополжных? Это выглядит как детская подлянка, вроде кнопок на стуле или сожженного почтового ящика на этаже. Все подобные подписи не удалены, а закомментированы, их можно посмотреть в исходном тексте страницы, и что специфично, большинство подписей, где указано "смерть чеченам", сделаны с анонимных адресов. Но я и не ожидал легкой судьбы для этого проекта. Пока он существует, и меня это радует.

ЛАРИСА:

Расскажите, пожалуйста, также о пушкинском проекте. Он популярен, но вызывает неоднозначную реакцию у представителей различных поколений, а также у сторонников бумажной и сетевой литературы. Кое-кого смущает заставка – кровь. Мощный эффект вызывает команда нажать там, где написано Убить Пушкина и лежит оружие. В данном случае наиболее интересна разность восприятия посетителей сайта.

МАКСИМ:

А что бы хотели видеть представители старшего поколения? Красивый мраморный крест? Мне очень хотелось сделать проект о том, какая нелепая и страшная вещь произошла 27 января 1837 года в Питере. На Черной речке застрелили человека. Там была кровь, грязные кляксы крови на полу квартиры, окровавленные пальцы оставляли следы на мебели. Пушкин страшно кричал - у него было ранение в низ живота и пах, это мучительно больно. Пушкин умер нелепой, страшной и жестокой смертью. И, что интересно, он выбрал ее себе сам. И ему тоже было страшно. Мне хотелось передать этот страх. Наташа очень верное решение нашла для первой страницы - захватанная окровавленными пальцами бумага. Это передает настроение. Ничего веселого в этом проекте нет - я тут где-то видел, как его назвали "черным юмором". Насколько же надо быть слепым, чтобы видеть во всем этом юмор! Многие, кстати, видят юмор даже в Мавзолее. Так что никакой издевки там нет. Предел моих мечтаний – чтобы школьникам показывали, как умер Пушкин, по нашему сайту. Это единственное более-менее верное движущееся изображение дуэли, которое можно посмотреть в любой момент и с любого ракурса. Там не очень точна обстановка (сугробы, деревья). Но слова, перемещения и позиции людей переданы так, как об этом написано в письмах д'Аршиака и Данзаса князю Вяземскому.

ЛАРИСА:

- Неформально интересуют организаторов и участников конкурса на Тенетах и Ваши планы.

МАКСИМ:

Планы просто гигантские. Сейчас подходит к концу создание воистину великого проекта - "Москва-Петушки". В поэме сорок пять глав, включая "Уведомление Автора". Сорок пять звезд русской Сети верстают каждый по одной главе. Никто не знает, что делают другие. Проект был запущен в октябре, вот-вот все будет доделано. Он должен был стать частью проекта "Венедикт Ерофеев", который я объявил черт знает когда, но так и не доделал. Наташа Стручкова работала над ним, Оля Лялина делала, я верю, что он обязательно откроется. Я слишком многим обязан Венедикту Васильевичу. В долгих планах отличный проект, посвященный Грибоедову, придуманный Норвежским Лесным. Лесной готов меня убить – мы хотели сделать проект еще полтора года назад. И мы обязательно справимся! В долгосрочных планах - трехмерный сайт, посвященный Янтарной Комнате. Еще я планирую дико разбогатеть.

ЛАРИСА:

Можно Вам этого от души пожелать, но и с Вами поспорить. Не вполне понятно, зачем одному человеку или маленькой группе несметные богатства, - это не столько свобода, сколько лишние хлопоты, что неоднократно проверено. В чем, надеюсь, Вы скоро убедитесь и сами... Не может не вызывать интерес Ваше видение сети в будущем. Хотя писалось об этом бессчетно, специалист Вашего класса всегда мыслит нетривиально. Что Вы нам скажете?

МАКСИМ:

Мне видится такая штука. Сеть, безусловно, рано или поздно войдет в каждый дом. Все будет продаваться онлайн. И тогда, убитые онлайновой торговлей оффлайновые магазины книг, пластинок и чего там еще, начнут появляться снова, с очень высокими ценами - и совсем другим уровнем престижа. Купить что-нибудь ОФФЛАЙН будет считаться невероятно круто, присутствовать на ОФФЛАЙН-аукционе - просто шикарным жестом, прислать поздравительную открытку обычной почтой - проявлением сильнейшего чувства, а звонок по телефону - проявлением серьезного уважения. Телефонные разговоры будут стоить заоблачных денег - звонить по телефону будет считаться шиком. Звонок по обычному телефону и почтовое отправление будут стоить значительно дороже сотовой связи. А как же иначе? Если что-то становится ненужным, оно автоматически переходит в разряд предметов роскоши. То есть предметы роскоши - это и есть ненужные предметы. Что касается технологии - человек все время будет онлайн. Всегда. Гибрид палм-сайз компьютера и сотового телефона - очень реальная и правильная вещь. Расстояния перестанут иметь какое-либо значение. Люди все время будут видеть друг друга в какой-нибудь системе вроде ICQ, абонентские терминалы которой будет иметь каждый. Отношения между людьми станут другими, потому что все будут все время ощущать себя вместе - как сейчас, сидя на работе, вы ощущаете себя вместе со всем своим контакт-листом. Вот они, все здесь, их всех видно, будь то в Америке или Израиле - но их видно, как будто все находятся в одной комнате. Это фантастическое изобретение, которое изменит мир.

ЛАРИСА:

Пожелаем друг другу через несколько лет пообщаться по телефону в знак расположения, а сейчас я спрошу Вас наличии немузыкальных хобби.

МАКСИМ:

Ну, футбол, что это? Это, видимо, какая-то подвижная игра? Я совсем в этом ничего не понимаю. Мои занятия спортом закончились в 88 году после шести лет парусного спорта на озере Имандра, где вода никогда не прогревалась больше 9 градусов. О зверюшках – вот кошек люблю, у меня была кошка, и даже кролик, но пришлось отправить их к родственникам на юг, потому что у меня астма. Я много пью, и это меня иногда расстраивает. Курю мало, когда не пью, а когда пью - могу и две пачки выкурить. Наркотики не употребляю. Трава на меня просто не действует. Очень люблю спать. Люблю незнакомые города смотреть. Уставиться в телик... И есть ряд вопросов, которые задать себе могу только я, но и ответить на них я могу только себе.

ЛАРИСА:

Ну что ж, Вы выглядите здоровым, полным сил (красавицы мира тоже предпочитают спать долго, они-то уж знают), и мы будем болеть за претворение в виртуальную жизнь Ваших глобальных проектов, требующих несомненных мужества и таланта.