Лариса ВОЛОДИМЕРОВА
О псевдоправозащите и силе самих подзащитных (Часть 2)

 

 

19.04.07г.

 

В продолжение детективной истории семьи Хачукаевых повторю, что пример юридически грамотной борьбы пригодится беженцам разных стран всем, кто сталкивается с произволом властей, нарушением конвенций, унижением и нищетой. Рассказ потерпевших еще раз показывает, что правоты добиваться мы должны вместе, соблюдая букву закона, согласуясь с нормами принимающей стороны, - терпеливо и долго. Многие страны испытывают нас, эмигрантов, на прочность: в Центрах беженцев заведомо созданы условия, несовместимые с жизнью, так как не все выдерживают этот жесткий прием и возвращаются сами. 

Адресуемся мы и к Литовскому и Европейским судам, куда направлены прилагаемые документы.

Я напомню читателям, что политический беженец - живущий в Литве  С.Хачукаев, официально пригласивший жену и сына - после спланированной провокации был арестован вместе с родными. Задержанная одновременно с ними З.Тимералиева лишилась ребенка в тюрьме. Это был арест показательный: чтоб неповадно другим проситься в Литву, согласно закону о беженцах... Пострадали все близкие; пятно спровоцированного властями позора автоматически легло на всех чеченцев и на Центр беженцев. Дочь Хачукаевых Элина была выброшена зимой из дому без материальной помощи, под запретом видеть родных.

Впоследствии Хачукаевы были оправданы; несломленная издевательством З.Тимералиева, как в страшной сказке с добрым концом,  родила двойню. Но борьба с правосудием продолжается до сих пор. Послушаем чеченскую правозащитницу и одну из потерпевших К.Хачукаеву:                   
                                                         
                                                 От  Коки  Хачукаевой,
                                                 прож.    ЦРБ  
                                                 Литовской  Республики

Заявление


Прошу  Вас  оказать мне   адвокатские  услуги  по вопросам возмещения морального ущерба,  нанесенного  нам  следственными  органами  УДР СОГГ при МВД ЛР и прокурором  Генеральной Прокуратуры  ЛР.
Суть дела:

В начале декабря 2005 года я с несовершеннолетным сыном Асламбеком  Хачукаевым выехала из Грозного  в Минск  с целью получения  убежища в Литве, так как в Литве мой муж Саламбек и дочь Элина  получили статус политических беженцев. В 2003 году  Литовские СМИ распространили  информации о том, что С. Хачукаев  запросил в Литве политическое убежище, эта информация попала в  УФСБ по Чечне. Меня и старшего сына стали вызывать в УФСБ по Чечне и допрашивать, в разное время суток приезжать и проверять нас. Меня саму, как организатора голодовки и руководителя общественного движения "Боль матери", не раз допрашивали сотрудники ФСБ в Ингушетии и Чечне. Из-за боязни за свою жизнь  я выехала из Чечни с сыном. 8 декабря 2005 году  я прибыла в г.Минск и в тот день получила  официальное приглашение в Литву, выданное в Каунасской Миграционной Службе.

В течение 12 суток консульства Литвы в Белоруссии  под разными предлогами отказывали выдачу въездной  визы  в Литву. В течение 12 суток  я с несовершеннолетным  сыном  жила на железнодорожном вокзале г.Минска,  при издевательстве  белорусской  милиции. На 12 сутки мне сказали: поезжай в Россию, там получите визу для въезда в Литву. Представитель консульства  Литвы, видя, как мы мучаемся, посоветовал  вылететь в Калининград и там получить въездную визу в  Литву. Почему  нарушено мое право на получение въездной  визы  в консульстве Литвы в Белоруссии  при наличии  законного приглашения? Не понятно. Я с сыном вылетела в Калининград и там провела более  8 суток на железнодорожном вокзале, а рано утром ходила в консульство Литвы в Калининграде. Правда, из 8 суток три дня  были праздничные. 28 декабря  нас оформили через турагенство, тем самым взяли с нас за визу  и за услуги турагентства деньги.

В Чечне  уже более 13 лет идет война, население бедствует и поступать с беженцами подобными методами бесчеловечно. 28  декабря  2005 года я с сыном прибыла  в Каунас, после новогодных праздников я и мой муж три раза посетили Каунасскую Миграционную Службу, с собой брали заявление с просьбой воссоединить меня с мужем и дочерью, проживающими в Каунасе,  или предоставить  мне и сыну убежище в Литве. Я знаю, что мой муж обращался к представителю УВКБ  ООН по Литве Саенису В. два раза с просьбой помочь в получении въездной визы в Литве и воссоединиться с семьей. Но Саенис,  в нарушение Заключения Исполнительного Комитета УВКБ  ООН   24 (ХХХ11)-1981 г. о Воссоединении семей, отказался в содействии в воссоединение нашей семьи.

Представитель Каунасской Миграционной Службы нарушил: Конвенции о статусе беженцев от 28 июля 1951 года, Заключение Исполнительного Комитета УВКБ  ООН   8(ХХУ111)-1977 года -  Определение статуса беженца;   24 (ХХХ11)-1981 г Воссоединение семей;   30 (ХХХ1У)-1983 г.; Резолюция Совета Европейского союза от 20 июня 1995 года о минимальных гарантиях процедур предоставления убежища; Рекомендация 773 (1976) Парламентской Ассамблеи Совета Европы "О де-факто беженцах"; Рекомендация 817 (1977) Парламентской Ассамблее Советы Европы "О праве на убежище". Эти нормативные акты были нарушены и представителем УВКБ  ООН в Литве В.Саенисом.

Представитель Каунасской  Миграционной Службы  отказалась взять у нас заявление с просьбой предоставить возможность воссоединиться с мужем-отцом, с дочерью-сестрой  или  же предоставить убежище в Литве. Она с возмущением  говорила: почему  мы не едем в Украину, Белоруссию, Литва не резиновая. Давала совет  выехать в Россию переофомить  документы и приехать в Литву; если у нас будет 5 тысяч литов, то они нам дадут временный вид на жительство на 1 год. В противном случае  меня и сына депортируют в Россию. (Сегодня я знаю, что представитель Каунасской Миграционной Службы обязана была получить от меня заявление и направить меня и сына в ЦРБ Пабрада). После этого к нам на квартиру приехали двое литовцев с чеченцем М.Сулеймановым, они прекрасно знали наши проблемы. Они представились водителями и деловыми людьми. Муж поговорил с ними, рассказал им, какие проблемы возникли у меня и сына. Эти двое литовцев обещали помочь нам в получении  убежища.

Потом прибыли вторично,  представились Эдвардасом и Андреем, стали уговаривать нас  выехать в Германию, так как в Литве чеченцам не будут предоставлять убежище. Они давали гарантии и запросили 500 евро. Муж не согласился, да  и у нас таких денег не было. Пока Андрей  разговаривал с мужем, Эдвардас  зашел в кухню ко мне и стал уговаривать меня выехать побыстрей, так как в любое время могут приехать, забрать и депортировать в Россию. После их ухода меня уговаривал Сулейманов, и за Эдвардаса и Андрея давал гарантию.

В третий раз приехали  Эдвардас и Андрей: сообщили, что они нашли двух попутчиков  и договорились с пограничником, которому  нужно отдать 200 евро, а остальные 300 евро мол отдать после того, как из Германии  позвонит Ваша жена  моему другу. На следующий день они должны были по телефону сообщить адрес, откуда выедут в Германию. Действительно, 9 февраля Эдвардас  позвонил: 10 февраля  2006г в 6.30 утра  выежаем в Германию. Я почти целую ночь уговаривала мужа, чтобы он дал добро на выезд,  а он не соглашался,  так как ждал ответа из Международной Амнистии,  поскольку обращался к ним за помощью. 10 февраля  в 6.30 подъехало такси, мы выехали по указанному адресу, который дал Эдвардас. Это был пригород Каунаса, по дороге  нас встретил  Эдвардас. Нас посадили в микроавтобус,  через 20 минут наша машина остановилась, вышли Эдвардас и Андрей, с кем-то разговаривали на литовском языке. Потом  какая-то машина провожала нас до границы. Там нас встретила группа пограничников, 4 следователя и оперативники. Положили на снег, провели обыск, все снимали на видео-камеру.

Следователь Домбровский и женщина допрашивали меня и З.Тимералиеву, на нас кричали, оскорбляли, угрожали нам и держали в наручниках. В тот же день нас отвезли в Вильнюс, потом  повели в суд. Ни подставной адвокат, ни следователь, ни прокурор, ни судья  не спрашивали у нас причины задержания, наших данных о состоянии здоровья и о судимости. Я не знаю, что они писали, по-литовски я не читаю. По совету адвоката я подписала кое-какие документы. Когда судья задал вопрос: признаете себя виновными? - Я ответила: не признаю. Тем не менее, мне дали 2 месяца ареста с содержанием в тюрьме. Я, больная, подорвавшая свое здоровья, когда в 2001 году 28 суток держала голодовку в Ингушетии, была брошена в КПЗ  на двое суток, а потом переведена в тюрьму Лукишки. В тюрьме я провела в одиночной камере 10 суток ( с 13 по 23 февраля).

На почве стресса 8 марта я попала в больницу с желудочным кровотечением в  связи с тем, что было также плохое питание. Свинину  мы не едим, поэтому я просила перевести 100 долларов на мой счет для покупки продуктов питания, но следователь В.Цилиндз не выдавал деньги. В КПЗ я провела двое суток среди наркоманов и ранее судимых. В больничке провела  15 суток ( с 8 по 23 марта), и там ко мне подсадили цыганку-наркоманку, которая была агентом и пыталась навязать мне признание того, что я не совершала. Специально не выдавали мне мои молитвы. На каждом допросе следователь Цилиндз вел себя грубо, оскорблял и угрожал посадить в тюрьму. Адвокат от государства ( я фамилию не знаю) сразу заявил, что ему не платят, и я не буду мол тебя на суде защищать.

10 апреля 2006 года меня освободили из тюрьмы, взяли подписку о невыезде и отвезли в ЦРБ Пабрада. Следователь Цилиндз  выдал мои вещи и сумку, которые были изъяты 10 февраля. Примерно 30 апреля я
обнаружила в своей сумке подслушивающий аппарат и черный пакет с белым порошком. После обнаружения подслушивающего аппарата, были отключены батарейки. 26 апреля 2006 года следователь Цилиндз, ничего не объясняя и ничего не спрашивая,  отвез меня и сына в суд, где были прокурор  Дужинкас, адвокат и судья. Оказалось, что нас доставили в суд для того, чтобы через суд вынести мне и сыну  6 месяцев домашнего ареста, на основании того, что  мы написали письмо мужу и отцу, который находился в тюрьме Лукишки. Мой муж  Саламбек Хачукаев  писал  нам, чтобы М.Сулейманов рассказал  правду  следователю и не укрывал  Эдвардаса и Андрея. Наши письма вскрывали и снимали с них копии, но в письмах не было ничего противозаконного. Тем не менее суд, прокурор и следователь решили использовать против нас эти письма.

В ЦРБ Пабрада мы находились в закрытом режиме, т.е без выхода из Центра и под постоянным наблюдением сотрудников ЦРБ. Одним словом, делалось все, чтобы загнать нас в тюрьму, поэтому  был  подброшен  черный  пакет с белым  порошком,  который должен был стать уликой в хранении наркотика. В ЦРБ Пабрады  с нами общались многие представители власти, я  и мой сын не просили никакого статуса, но мне подсунули бумаги, в которых было написано, будто бы я прошу  гуманитарный статус для себя и для сына. Мне никто не рассказывал о статусах, о моих правах и обязанностях как беженки.

Этим самым нарушена Женевская Конвенция  от 28 июля 1951 года, а также ряд международных нормативных актов по беженцам. 9 августа 2006 года  Генеральной Прокуратурой Литовской Республики  прекращено уголовное  дело   05-18001-06, которое было возбуждено в отношении нас по статьям ч.4 ст. 24 и ч.3 ст.292 УК Литовской  Республики, на основании п.1 ч.1 ст.3, п.1 ст. 212, ч.1 ст. 214 , ст. 94 УПК  ЛР, и отменена мера пресечения.

Генеральная прокуратура признает то, что было применено следующее: тайная слежка, подслушивание телефонов, выдано постановление для проведения исполнения имитации преступления, - то есть провокация.

Нарушены все мои права, международные нормы по беженцам, незаконно применены  меры, которые применяются в отношении особо опасных преступников и  при совершении особо опасных преступлений против государства. Я незаконно была арестована и содержалась в КПЗ и в тюрьме, на основании чего попала в больничку тюрьмы. Незаконно были применены меры закрытого режима в ЦРБ, подписка о невыезде и 6-месячного домашнего ареста. Но основании  этого прошу Вас  оказать содействие в возмещении морального ущерба в размере 500 тыс.литов.

Кока  Хачукаева

 

Суть дела изложил также сын Хачукаевых Асламбек, 28.10. 1989 года   рождения. Приведу отрывки из заявления несовершеннолетнего арестанта:

С  5-летнего возраста я нахожусь на войне и под войной в Чечне, пережил все ее прелести, подлости и жестокости.
...Сейчас я уверенно заявляю, что нашу семью загнали в угол, чтобы мы согласились на выезд в Германию.
...Меня и Магомеда положили  на снег, где мы пролежали около 1 часа. Через 2 часа  нас отвезли в Ладзияй, а потом в Вильнюс, где меня допросили, а после отвезли  в суд. Мне дали 2 месяца ареста с содержанием в тюрьме Лукишки. Несмотря на то, что я арестован, меня 6 суток  держали в КПЗ. Со мной в КПЗ были еще двое, оба интересовались и давали совет признаться  во всем и подписывать то, что следователь мне подаст. Адвокат у меня нечего не спрашивал и не давал каких-либо советов. Меня арестовали как особо опасного преступника и содержали среди  ранее судимых, наркоманов и агентуры в  тюрьме Лукишках. 27 суток меня держали в одиночке в Лукишках, а потом перевезли в тюрьму г. Каунаса, где я провел 27 суток. Со мной сидели ранее судимые. Им сказали, что я сын полковника милиции, и на этой почве меня избили, после чего меня поместили в подвал, где я провел трое суток в одиночке.

10 апреля 2006 года меня освободили из тюрьмы и отвезли в ЦРБ Пабрада, оттуда мне был запрещен выход. К нам пришел следователь Лазовский в ЦРБ Пабрада и сообщил, что незаконный домашний арест  отменен. Все это было связано с тем, что из тюрьмы отпустили моего отца, несмотря на то, что ему давали дополнительно еще 3 месяца ареста. За 13 лет войны в Чечне я не пережил то, что пережил в Литве. Все следователи  у нас были русскоязычные,  и поэтому было ясно, что не будет никакой справедливости и объективности.

Отец мальчика, Саламбек Хачукаев, сказал: - Власти поняли, что я не отступлюсь и добьюсь справедливости. Здесь беспредел, идет борьба за власть, и никому в Литве ничего не нужно. Если придут консерваторы, то будет лучше, а сегодня коммунисты и КГБисты правят в стране. Клянусь, за 4 года моего проживания в Литве не поступило ни одного замечения в мой адрес, - и вдруг меня арестовали. Сейчас я установил, кто устроил нам провокацию. Эти люди работают на КПП Лаздияй, я писал в Генпрокуратуру про них и про тех трех чеченцев, которые всю эту провокацию привели в исполнение.
 

от  Саламбека Хачукаева,
политического беженца
прож. ЦРБ  Литва

Заявление

С первых дней моего пребывание на земле Литовской Республики я пережил оскорбления, унижения, не только я один, но все чеченские беженцы. На третый день моего нахождения в ЦРБ  Пабрада мне  директор ЦРБ Пабрада заявил: Вот уходят консерваторы с власти, когда наши возьмут власть, мы покажем чеченцам. Эти слова стали пророческими, или директор Петронис знал, что говорил. С ЦРБ Пабрада и Погранично - Таможенной Службы ЛР уходили списки чеченских беженцев в Калининград, а оттуда  в Россию. Последний раз списки на 25 чеченских беженцев были опубликованы в Российских СМИ. Есть информация, что в настоящее время налажен канал передачи списков чеченских беженцев  из Германии.

Представители  ДГБ Литвы обслуживающие беженцев, грубо, цинично фильтрировали каждого чеченского беженца, стараясь получить по больше информация о силах Чеченского Сопротивления. Представитель ДГБ обслуживающий беженцев по имени " Пранас " пользовался подлыми методами: провокациями, интригами с целью вербовки чеченцев в качестве агентов. Большинство чеченцев не поддавалиь его методам. Против  меня использоваал интриги, сплетни, опрашивал каждого задержанного, арестованного и осужденных такими методами собирал копрматериал на меня. Как - то раз заявил, что я должен работать на них, на этой почве у меня произошел не приятный разговор с Пранасом. Началось давление на меня и дочь со стороны директора ЦРБ Пабрада. Как-то вызвал меня директор ЦРБ Пабрада в кабинет и начал разговор не относящий к беженцам и ко мне. На столе была спрятана диктафон который делал запись нашего разговора. Петронас начал разговор с обвинения в адрес первого Президента ЧРИ и сил сопротивления. Я схватил спрятанного диктафона и заявил: Вы подлый человек и мне с Вами нечего больше говорить. О жизни  чеченских беженцев в Литве описал в своем книге " Встреча с Дьяволом" Дени Мухаммад.
После того как меня с дочерью перевели в ЦРБ Рукла, представитель ДГБ "Пранас" совершил ряд провокационных действии:
 

1.Постоянно вызывал в кабинет директора ЦРБ Рукла, специально тянул время и по больше продерживал  нас. После моего посещения сочинял легенды и рассказывал следующему приглашенному, утверждая что мною рассказано все это. Тогда между  чеченцами происходили разборки, выяснения, драки.
    

2. В августе 2004 г  прибыл Пранас в ЦРБ  Рукла вызвал меня и стал спрашивать у меня кому я звонил в Лондон и  почему. Показал мне статьи Литвиненко А, демонстрируя, что они перехватили эти статьи. Как бы по дружески сказал: Знай, что твой телефон прослушивается нами. На что я ответил: Вы своего президента прослушивали целый год, а я кто такой. С этого дня я специально не менял телефонную карту в своем мобильнике.
   

3. В 2004 году Пранас изъял у меня компьютер, который не был подключен к интернету. И в течение двух недели проверяли компьютер с целью найти "суперсекретную информации".
   

4. В 2005 году по фальсифицированным материалам Погранично - Таможенной Службы ЛР был арестован чеченец Баталов Беслан, который более года содержали в СИЗО Лукишки - 6  когда уголовное дело "лопнуло" Баталова Б. перевели в ЦРБ Пабрада. Это настоящая тюрьма Депортамента ПТС ЛР. Баталов Б. не выдержал насилия и несправедливось в отношение себя изрезал свой живот. Охрана специально не вызывала скорую помощь. Тогда в ЦРБ  появился "чекист" Пранас", который в ходе беседы показал Баталову Б. заявление в котором было написано: депортировать Баталова Б из Литвы в Россию. Пранас заявил Баталову Б, что данное заявление написал Хачукаев С., при  этом  Пранас  утверждал, что если Баталов Б. будет работать на него, то он останется в Литве. Нужно собрать все про Хачукаева С.  так как он написал на тебя заявление.

Когда мне стало известно об этом я позвонил Пранасу и просил встречу но он отказался, на вопрос когда Пранас видел Баталова Б. ответил давно. Тогда я написал заявление в Сейм Литовской Республики с просьбой провести депутатское расследование данного факта. По моему заявление не проведено ни какое расследование и я не получил ответ.

В июля 2003 году в СМИ Литвы появилась статья о том, что я попросил политическое убежище в Литве. Эту статью распространили в интернете и она стала достоянием для спец.служб Росси. В Грозном  спец.службы России начали терроризировать мою семью, не раз делали обыск, проверки разное время суток, жену и сына вызывали в УФСБ и допрашивали.
  

Согласно международным законам нельзя оглашать данные запросивших политическое убежище. (Нами выпущена часть заявления, рассказывающая о вызове, приезде и аресте родных Хачукаева. Приводим лишь ряд свидетельств, - ЛВ).

 В 2003 году на границе Литвы были задержаны чеченская семья из 4 человек. Во время опроса, представитель погранично-таможенной службы ударил девочку 7 - 8 лет, так что остался отпечаток ладони на ее лице. Тогда Саенас В уговаривал всех чеченцев, чтобы не жаловались с УВКБ ООН. Мне понятно, что нарушались не только права мои, жены и сына но очень нагло и грубо нарушались все акты УВКБ ООН.

.( Не знаю когда Эдвардас и Андрей  заложили подслушиваюший аппарат "жучок" в замочную отверстию и в мебельный шкаф, но утверждаю эти "жучки" заложили они. В конце марта в замочном проеме двери зала был обнаружен "жучок", обнаружил Алиев Рамзан который поселился в этой квартире после моего ареста, свидетелями были; Астамиров Беслан, и парень по имени Могомед. Вторую обнаружили в этой же квартире в мебельном шкафу.Обнаружил Алиев Рамзан в присуствии Нурмагомадова Могомеда, Астамирова Беслана, и парня по имени Магомед. После обнаружение "жучков" оба раза приходил сотрудник полиции который представлялся участковым).

На самом деле ВСАТ Погранично-Таможенной Службы готовила заранее продуманное провокация, этому подтверждение является то,что до совершение каких либа деяния или преступного деяния  возбуждается уголовное дело   05-01-8001-06, вменяют статьи УК ЛР ч.4 ст.25, ч.3 ст.292, еще не совершенное деяния, из Хачукаева С. делают организатором. Хачукаев С находиться у себя на квартире к нему приежают сотрудники ВСАТ, предлагают выехать, запращивают 500 евро, дают гарантию, предоставляют автомашину. Бывший сотрудник КГБ  нынешный  прокурор Генеральной прокуратуры по надзору за следствием  Дужинскас С, ходатайствует  перед 2 Апилинковым судом г. Вильнюса о выдачи постановление на обыск на квартире Хачукаева С и ареста, а также постановление на проведение имитации  преступного деяния. На основание сфальсифицированных материалов сотрудниками ВАСТ по имени Эдвардас и Андрея. В уголовном праве нет понятия "имитация преступного деяние" но есть провокация, если провоцирован гражданин то уголовным правом преследует и должны нести уголовное ответственности те которые провоцировали на преступление. В данном случае нарушено УПК ЛР, закон оперативно-розыскной деятельности ( см. Приложенное  сообщение о подозрение от 9 февраля и 15 февраля )

Следователь Домбровский который занимался с Темиралиевой З вел грубо, оскорблял, держал беременную женщину в наручниках и кричал: что смотришь волчьими глазами. В квартире Хачукаева С изымают те вещи которые не относяться к ни какому "деянию", компьютер принадлежащий дочери, компактные диски, видео кассеты  с материалами о войне в Чечне, записные книжки, тетради, молитвы. Поведение и довольствии Цилиндза В была как будто он раскрыл особо-опaсный государственный прес тупление, он я уверен, что Цилиндз В выполнял чей-то заказ. Поведение следова телей, прокурора и судьи было такое как будто перед ними особо-опасные рецивисты.

 Когда меня привезли в Погранично - Таможенную Службу, сотрудник  в гражданском одежде спросил: Ты чеченец? Против Вас совершена провокация водителями были наши сотрудники, между Каунасом и Алитусом задержано ваших 4-х чеченцев, но их проводили до границы. Все снимали на видео, бубут показывать по ТВ для  оправдание свое провокация.

Через некоторое время меня отвели в кабинет следователя Цилиндза В, пришла адвокат Домаева Э и они разговаривали на литовском языке минут  5-8, тон у следователя Цилиндза В была указывающий. Тогда Домаева Э заявила: Говорите следователю правду и подпишите все, что следователь говорить, а я  буду просить, чтобы тебя отпустили под подпиской домой и дала подписать договор по оказании услуг. Меня допросили, но то, что я говорил при допросе записано не было. Переводчица перевела частично.

Судья Пожаркис спросил у меня: Вы признаете свою вину? Я ответил: Какую вину, сперва предъявите обвинение а потом  спрашивайте признаю ли я свою вину. Несмотря  на это судья  Пожарскис  в постановление  об аресте  от 10 февраля  написал, что я признаю свою  вину, тогда  не понятно  почему  прекращен  уголовное  дело  и почему  я  выпущен из  тюрьмы  когда  3 мая  мне  дали второй срок  на 3 месяца  содержание  в  тюрьме.  На что судья сказал:. С вами все ясно. Такое процедуру провели с моей больной  женой и несовершеннолетным сыном которым дали по 2 месяца  ареста. Задержанная Темиралиева З и ее мужа Алиханова М  содержали в КПЗ, после оскорбления, угроз и на почве стрессса  у Темиралиевой З  вечером  начались проблемы с беременность. Неоднократно вызывали врача но за сутки не предоставили медицинскую помощь беременной женщине, во вторую ночь у нее произошел выкидыш ребенка. На следующий день в таком состоянии Темира- лиева З и ее мужа отпустили, угрожая  загнать в тюрьму и не выдали документы. 10 февраля по телевидению показали кадры задержанных 4-х чеченцев. А 11 февраля в газете "Республика" вышла статья, но материал подали в газету фальсифицированно:

Домаева Э. сама отстранилась от защиты меня. Сегодня я уверенно скажу, она выполняла заказ следствия. Так, среди прочего признано, что властями было совершено нарушение по ст.160 УПК- тайная слежка. ( с первых дней пребывания в Литве постоянно ведется тайная слежка за каждым чеченцем. Я лично 3 раза задерживал неизвестных которые следили за мной). Указанные меры применяются в исключительных случаях и в отноше нии тех лиц которые совершили особо-опасное государственное  или особо-опасны преступления.
Первоначальный прокурор Дужинскас наследственный КГБист. И не случайно устроили провокация в отношении семьи Хачукаевых после взлета Успаских на высокую пост правительства.Покравитель Успаских  также резервист КГБ и бывший прокурор советской Литвы,в  находясь в главе Сейма ЛР неоднократно посылал утверждения в Кремль, что чеченские беженцы не получать статус беженца а также поли- тическое.Сегодня  когда  прошел через подлую провокации спецслужб, необъектив ность и не справедливость прокуроров, следователей я понял, что в Литве действует наследники КГБистов и коммунистов. В подтверждение сказаному  приведу несколько примеров:

1. В сумку принадлежажий моей жене, которое находилась у следователя Цилиндза в течение 2-х. Вложили подслушивающий аппарат и черный пакет с белым порошком. В случае провала  провокация то должны были привлечь к уголовной ответственности жену  или несовершеннолетного сына. По моему заявление в Генеральную прокуратура ЛР и направленное  Каунасское Окружное прокуратуру  не получен никакой ответ, не допрощен ни кого.

2. При обыске изымают компьютер, компактные диски и видеокассеты в котором находились архивные материалы о чеченской войны и в течение 6 - ти месяцев  держали у себя. Было распространено сплетни о том, что в компьютере Хачукаева С обнаружено "супер секретное информация" этим самым отпугивали тех кто пытался помочь мне и моей семье. Один из сотрудников ПТС  28 мая прибывший ко мне заявил: Все, что было в компьютере, дисках и видеокассетах скачено и передано в Москву. Не верить этому сотруднику у меня нет основании так как подтвердился то что он сказал мне в туалете 10 февраля 2006 году.

3. О том, что в органах прокуратуры, судов, полиции, следствии работают наследники коммунистов и КГБистов достаточно для примера то провокация которое было совершено в отношение нас и это закрепляет то, что ни кто не соблюдает международное право и прав граждан а также проявляет наглое не увожение СЕ, НАТО, США.

4. Коррупция в Погранично - Таможенной Службе огромное и ни кто незаинтересован проверить эту службу. С октября 2002 года я видел очень много арабов,афганцев, афри канцев в качестве беженцев. На сегоднящный день их осталось в Литве очень мало. В 2003 - 2004 годах  было более 350 чеченских беженцев, из них  96% уехало в Европу. Для перевозки через границы Польши в Германии есть твердое цена 1500 евро с одного человека а тех у кого нет таких денег загоняют в тюрьму. Со мной в камере сидел гражданин Воситов Р из г. Советска Калинградской области. Когда Воситов Р на законном основании переходил границу, и стал декларировать 10 тыс литов. Его завели в кабинет"закрутили" таджика, что он согласился и подписал на 2 коробки сигарет, посколько ему было обещано, что он заплатить "маленький" штраф и отпустять.

(...). 6. Из-за того, что провел сутки в  КПЗ и на карантине, где было холодно  чем на улице у меня начались проблемы с почками, с мочой  начала идти кровь. Я недели пролежал в тюремной  больничке.

7. В тюрьме Лукишки  было сообщено  о том, что я бывший сотрудник  МВД в звании полковника, на этой  почве меня 2 раза  избивали  в подвале тюрьмы, где я был помещен среди убийц, насильника и не раз судимых.

Политический  беженец  Саламбек  Хачукаев.

Нужно добавить еще несколько разрозненных цитат из заявлений отца семейства:
Жизнь  чеченских беженцев в Литве описал в своей книге " Встреча с Дьяволом" Дени Мухаммад.
...После того, как меня с дочерью перевели в ЦРБ Рукла, представитель ДГБ "Пранас" совершил ряд провокационных действий. Это был заказ следствия.
...Уважаемое руководство Департамента  миграции при МВД  Литовской  Республики ! К Вам обращаются  Саламбек  Хачукаев и его дочь Хачукаева  Элина с надеждой, что  Вы поможете нам в трудном положенииЧеловечность и порядочность директора  ЦРБ Руклы помогли моей дочери найти приют в центре (мы очень благодарны всем).

Кока Хачукаева постоянно обращается мыслями к тому периоду, когда ее сын находился в больнице Литвы с огнестрельным  ранением:

Директор ЦРБ Руклы на следующий день после ранения сына заявил в СМИ  Литвы следующее: Я считаю, что литовцы к этому происшествию не имеют никакого отношения, и не надо связывать инцидент с выпадами в сторону беженцев. Директор ЦРБ А. Денинис дал лживую информацию СМИ Литвы и тем самым пытался направить следственные органы по ложному направлению. Мы знаем, что стрелявшие были литовцами из Йонова, мы не вмешиваемся в следствие, не принимаем свои меры. Мне директор ЦРБ А.Денинис заявлял лично, что это чеченские разборки.

А мы, журналисты, - вмешаемся. Я давно заложила на память эту статью.  о Литве Сейчас, когда в России все движется к перевороту, а ее палачи, стукачи и пособники режима предстанут перед Трибуналом, - соседке Литве придется задуматься: что она скажет судам и народу? И кто в ней работал на Кремль?.. Не окажутся ли их лица такими же дерганно-белыми, как у президента России?

Левин в Анне Карениной говорил о себе, что он сам народ. В любой эмиграции Хачукаевы это чеченцы, они держат знамя страны, сражаются за свободу свою и чужую. И они победят.