Круглый стол. Заседание третье

 

 

07.11.07 г.

 

На обсуждение было вынесено 10 вопросов, на последние из которых сегодня ответят Эмиль Адельханов член совета Кавказского института мира демократии и развития, Грузия; Султан Арсаев юрист, экономист, полковник в/с ЧРИ, кавалер орденов Къоман Турпал и ГIазотан Тур; Надежда Банчик - независимый журналист и правозащитник, член "Международной Амнистии", США; Лариса Володимерова член МА, ПЕН-клуба, президент Марекса, Нидерланды; Давид Кудыков академик АПИА, Великобритания; Елена Маглеванная редактор сайта Волгоградского отделения КПРФ; Рубати Митсаева 1-й заместитель Представителя ЧРИ в Польше; Татьяна Монахова член Комитета в защиту М.Трепашкина, РФ; Евгений Новожилов бывший политзаключенный, независимый журналист-правозащитник, РФ; Петр Ткалич журналист-религиозник, правозащитник, РФ; Ахьмад Хьачароевский публицист, философ, историк.

Вопрос 7. Верите ли Вы в свободу и независимость Чечении? Считаете ли, что победа народа связана с приходом демократии в Россию?

Ахьмад Хьачароевский: - Абсолютно! Касательно вопроса демократии в России, - то эта эпоха ушла оттуда окончательно вместе с эрой Б.Ельцина.                    

Надежда Банчик: - Тут двух мнений не может быть. Ибо альтернатива приходу демократии в Россию гражданская война по всей территории России по религиозному признаку. В результате такой войны, конечно, Чечения отделится, но сколько крови прольется и чем эта авантюра закончится, тут я России могу лишь посочувствовать...

Султан Арсаев: - Верю не то слово. Уверен, что мы будем свободными и независимыми, - будет Россия фашистской или демократической страной, это не влияет на нашу Освободительную войну. И кто бы ни стоял, ни станет у руля России, нам не нужны подарки. - Свою Свободу мы сами себе подарим.

Рубати Митсаева: - Да, я верю в свободу. Кто бы в России ни пришел к власти, - не верю, что это нам поможет.

Я убеждена, что будет Чечения свободной. И не верю, что в скором времени Россия будет демократической страной. Но от души желаю этого русскому народу.

Татьяна Монахова: А я убеждена в том, что существует прямая взаимосвязь между победой демократических сил  в России и обретением независимости в Ичкерии.

Петр Ткалич: - Я верю в чеченский народ. В его врождённое, неистребимое стремление к свободе.

Есть ли связь между победой чеченского народа и приходом демократии в Россию? Есть. В своё время учитель физики нам рассказывал, что не только Земля притягивает к себе гирю, но и гиря притягивает к себе Землю. Так что если где-нибудь, когда-нибудь одно из государств Африки станет независимым, то это тоже будет связано с приходом демократии в Россию.

Елена Маглеванная: - В отдаленной перспективе верю. Но в данный момент, к сожалению, условий для этого мало. С установлением демократии в России свобода Чечни, конечно, связана подавляющее большинство русских, как ни странно, не против отпустить Чечню. Только их никто не спрашивает.

Давид Кудыков: - Я считаю, что приход демократии в России связан с независимостью Чечни и других республик. Независимость в Чечне неизбежна, при любых потрясениях в России, и не обязательно демократических. Вся Путинская политика неизбежно приведёт, в конце концов, к отделению Чечни. Сегодня можно утверждать, что ставка на запугивание и ставка на силу не принесла результата в Чечне. Россия уже опоздала отпустить Чечню добровольно, война расползлась из Чечни по Кавказу.

Недалеко отступив от темы, мне хотелось бы еще раз расставить акценты по предыдущим вопросам, напрямую связанным с этим, - чтобы в памяти держать всю картину. Ничего нет без уважения к религии и Конституции, они должны сочетаться гармонично. Однако, применительно к Чечне, слишком много сил на разных позициях пытаются эксплуатировать вопросы веры. Россия постоянно нажимает на ваххабизм, оправдывая колониальную политику, захватническую войну и свои преступления. Поэтому, относясь с огромным почитанием к вере, к обычаям народа, уважительно учитывая всё это, всё-таки приоритетно вести государственную политику освободительной борьбы народа за независимость.

Современное государство, уважая и поддерживая религию, должно вести трезвую политику в интересах народа. Важнейший завет убитых президентов, к которым мы все время возвращаемся мысленно, - это отстаивание свободы и независимости для своего народа. Память об этих великих людях это память о величии духа и самопожертвовании ради будущего своего народа. Я верю, что и нынешний президент до конца будет отстаивать их позицию. Чеченцы, перешедшие на сторону Кремля в лице ФСБ, заслуживают точно такого же отношения, как и то агрессивно послушное большинство в России, на котором держится преступный режим Путина; как и те, кто, трясясь и всё понимая, из страха делают вид, что поддерживают Путина. О главных предателях в Чечне, думаю, беспокоиться не надо, их физически устранит в конце концов хозяин в момент ч: слишком много они знают лишнего.

Евгений Новожилов: - В России демократии никогда не будет. Единственная надежда для Чечни это развал России. Он когда-то обязательно произойдёт, так как не может вечно существовать страна, построенная на лжи, жестокости и жадности. Но до этого дня, думаю, ещё далеко. Эрэфия ещё очень много судеб покалечит.

Эмиль Адельханов: - Верю ли я в свободу и независимость Чечении?  Увы, нет. Связана ли победа народа с приходом демократии в Россию? Если под победой понимать независимость
то нет: я не верю, что свободное волеизъявление российского народа было бы в пользу сторонников чеченской независимости.  

* * *

Вопрос 8. Считаете ли Вы своевременными борьбу В.Буковского и его выдвижение в качестве кандидата на пост президента России?

Эмиль Адельханов: - Меня слегка смущает, что он не посоветовался со мной перед тем, как предпринять такой важный шаг. Впрочем, пускай. (Помню, когда его обменяли на Корвалана, я написал на окне автобуса: "Vivat Bukovsky!" Сейчас я даже этого не могу: в Тбилиси, где я живу, это имя уже никому ничего не говорит).

Надежда Банчик: - Это, наверное, самому Буковскому виднее. Он только что побывал в России и увидел состояние страны. На мой взгляд, он делает очень много полезного, а его выдвижение лишний раз развеет иллюзии Запада насчет возможности демократии при существующем российском режиме.

Петр Ткалич: - Не думаю, что сейчас нужно говорить о своевременности выдвижения В. Буковского в качестве кандидата. Скорее, речь идёт о необходимости. Всегда нужно противостоять злу. И это проблема России отсутствие достойных кандидатов. Или, может, проблема отсутствие поддержки подобных кандидатов?

Султан Арсаев: - Господин Буковский не отступил от своих принципов, начиная от СССР и до сих пор. Я считаю г-на Буковского истинным патриотом своей Родины и мужественным человеком. Его приезд и мужественное выступление перед россиянами многим вселяет надежду и к просвету демократии. Но, к сожалению, чекисты приватизировали российскую власть настолько крепко, что демократическим путем не вырвать ее из лап гэбни.

Татьяна Монахова: - А какая харизма у Буковского, вот это личность!

Елена Маглеванная: - Борьба с установившейся в России путинской диктатурой своевременна всегда. Конечно, у Буковского мало шансов избраться, но зато он может использовать отведенное для агитации время, чтобы еще раз привлечь внимание к положению дел с правами и свободами в России.

Давид Кудыков: - Конечно, никто не даст ему приблизиться к власти, но голос его, как голос Клааса, должен стучать в сердца людей. Пусть это будет горстью земли в будущую могилу режима.

Рубати Митсаева: - Не готовы россияне к нормальной жизни. В.Буковского они еще не поймут...

Ахьмад Хьачароевский: - Россия всегда руководствовалась девизом римского императора Калигулы: Пусть ненавидят лишь бы боялись. Сегодня эта великодержавная тенденция набрала в России немалый оборот. И возвращение на родину В.Буковского будет иметь в ней для зерен демократии лишь символический эффект. Однако России определенно полезно увидеть этот своего рода день ясный среди небесного грома. Здесь бы я процитировал врезавшиеся в память слова самого В.Буковского, из его предвыборного манифеста Россия на чекистском крюке: Это "Великая Держава", которой нам всем предписано гордиться? "Нас опять боятся в мире!" - радостно сообщают кремлевские политсантехники. Так ведь и сумасшедших тоже боятся, чему ж тут радоваться?.  

Евгений Новожилов: - Для меня выдвижение В.Буковского в качестве кандидата на пост президента РФ это всего лишь забавы "демократической элиты". У этих людей вроде бы красивые и правильные взгляды, но они безбожно далеки от простого народа. У этих демгоспод своя "тусовка" с доходом от 500 евро в месяц. Как дела у обычных людей, они не знают. И не особенно пытаются узнать. Они играют в собственные игры в своём собственном театре. Они не встанут в очередь за дешёвым молоком из бочки, не поговорят с людьми, у которых нет ни интернета, ни мобильных телефонов...

Лариса Володимерова: - При всем моем уважении к прекрасной журналистской работе Е.Новожилова, замечу, что таков типичный взгляд обездоленного россиянина, обозленного на благополучную Европу, тем более на эмигрантов. Не все верят, что за границей не сразу станешь богатым, а среди беженцев хватает и просто нищих, каких трудно найти и в России. Кроме того, далеко не для всех идеалы материальны. Уж не знаю, как нужно не хотеть услышать Буковского, чтоб не понять, как далек он от славы, наживы и сиюминутного.

В.Буковский произнес на площади в Москве поразительные слова о том, что он не боится расправы, и что когда-то вот так стояло их только двое, а сегодня полтысячи граждан. Это великий пример личного мужества, не только сегодня, - всей жизни!

Поддержу Новожилова в том, что и сама помню, как чужеродно воспринимались советы вернувшегося Солженицына: вот кто стал далек от народа... Нужно бережно относиться к чужому образу жизни, - что Буковский, при его уме, честности, такте, и делает безусловно. Мне неловко давать советы чеченцам, потому о Чечне я высказываю только свою точку зрения, никому ее не навязывая. Другое дело, что преступно откровенный фашизм называть милосердием, подменяя понятия там, где они очевидны.

* * *

Вопрос 9. Какими словами Вы пытались бы убедить правозащитные организации мира в необходимости не считать "чеченский вопрос" внутренним делом России? Какими методами мы должны продолжать борьбу за свободу политзаключенных и закрытие концлагерей?

Давид Кудыков: - Я думаю, их в этом не надо убеждать, они это всё понимают прекрасно. Надо их убеждать не быть страусами и не прятать головы. Потому они не любят нас это напоминающих, - по тем же причинам, по каким страусы не любят кошек. Дело в песке.
Европа давно должна признать эту войну преступной. Однажды эта Европа заигрывала с распоясавшимся парнем по имени Адольф, сегодня эта ошибка повторяется, и как бы не пришло всё к аналогичному результату.

Елена Маглеванная: - Не знаю: если на них не действуют репортажи о страданиях простых людей, чем еще их можно убедить? Нарушения прав человека по определению не могут быть ничьим внутренним делом. Все мы живем на одной планете, и за все, что на ней происходит, отвечать нам всем.

Султан Арсаев: - Дело не в убеждении, а в совести. И самое главное снять шоры. "Чеченский вопрос" никак не может быть внутренним делом России, так как у агрессора внутренним вопросом должны являться проблемы исключительно внутрироссийские. А мы, чеченцы, никогда не были зависимы от России. Вот по этому принципу стоит правозащитным организациям заглянуть в Устав ООН и принятые законы Женевской конвенции. Чтобы им легче было заниматься своей прямой работой.

Петр Ткалич: - Трудно определить границу перехода количества в качество. Но, по-видимому, возможен и обратный процесс: когда качество будет переходить в количество. Когда советский образ жизни будет навязываться не только внутренней Чечне, но и окружающему миру. Кто-то удивлён этому предположению? Или подобное уже было на нашей памяти? На какой стадии перехода этой границы мы сейчас находимся?

Для борьбы за свободу политзаключённых необходима гласность. И с этой стороны железного занавеса, и с той. Необходимо будить совесть людей всеми доступными способами. И оказывать всяческую помощь этим заключённым. Упорно преодолевая при этом всевозможные барьеры, созданные в чекистском государстве. Опять же, предавая всё происходящее гласности.

Эмиль Адельханов: - ...Словами, методами эффективными.

Надежда Банчик: - Теми же, что сейчас, но более организованно и настойчиво.

Рубати Митсаева: - Говорить правду и доказывать фактами. А их у нас тысячи. И не обижаться, когда мы не достучимся до их сердец с первого раза. Постучимся еще раз!

Ахьмад Хьачароевский: - Мне кажется, что этот вопрос трудно сдвинуть с мертвой точки из-за глобальных политических процессов в мире, которые рано или поздно изменятся, а правозащитники, на мой взгляд, прилагают и сегодня, по мере возможностей, усилия к этому.     

Евгений Новожилов: - Позиция "правозащитных организаций" мира становится всё более похожей на позицию правительств. Словами здесь никого уже не проймёшь. Нужны ФАКТЫ: видео, фотографии, как можно больше рассказов о конкретных искалеченных судьбах. Только в этом случае, может быть, у кого-то и зашевелятся остатки (или остаНки) совести.

* * *

Вопрос 10. Год назад начался крестный путь Александра Литвиненко: нечеловеческие мучения, на которые его обрекли заказчик-Путин и исполнители международного полониевого теракта. Почтим минутой молчания светлую память Саши.

Кто от общего имени скажет слово об Александре?

Султан Арсаев: - Александр порвал отношения с грязной структурой и поступил, как велела совесть. Его правду, выраженную открыто, и его мужество не забудут миллионы граждан планеты. Друзья и близкие продолжают его борьбу с режимом, за свободу Чечении, в их числе отец, Вальтер Литвиненко, и ближайший соратник, Ахмед Закаев. Пожелаем им силы.

Рубати Митсаева: - В моей памяти Александр останется как друг Чеченского народа, который, пожертвовав в итоге собой, стучался во все двери, в которые только мог, рассказывая правду о Чеченской войне.

Елена Маглеванная: - Очень сложно говорить о таком человеке, как Александр, накануне годовщины его гибели. Сложно потому, что трудно до сих пор осознать то, что его больше нет. Никогда не будет больше его статей, его книг, которые для многих людей стали откровением, перевернули их прежнее представление о мире. Он был для всех нас образцом искренности и мужества. Александр Литвиненко служил живым примером того, что можно не бояться, можно идти против государственной машины террора и глядя на Литвиненко, было стыдно молчать и трусить. И вот он убит, убит самым подлым и жестоким способом из всех возможных чтобы всякий, кто рискнет идти по его пути в будущем, видел, как эта машина умеет мстить.

Но он все равно останется живым в наших сердцах. Люди не умирают до конца, пока мы помним их, тем более такие люди. Он продолжает жить в каждом из нас это банальные и много раз повторенные слова, но это действительно так, потому что такого человека невозможно забыть и невозможно остаться к нему равнодушным.

Мы помним тебя, Александр! Если есть на свете рай, то ты должен быть там, потому что только в раю место для праведников. А наша задача на земле продолжить твое дело и хоть сколько-нибудь оказаться достойными тебя. Твои убийцы ничего не смогли достигнуть, вечный позор им и ненависть всех честных людей мира за то, что они совершили. До конца дней своих тот, кто убил тебя, будет носить клеймо, от которого ему не отмыться. Убийц мы тоже не забудем, их имена всем известны, хотя многие даже на Западе стесняются открыто их произносить, чтобы не испортить отношения с нашим главным поставщиком газа. Дешевый газ им важнее твоей жизни, Александр. Это нельзя простить.

Они думали убить не только тебя, но и правду, которую ты стремился донести. Но правду убить нельзя, она все равно прорвется через все заслоны. Будут еще люди, которые скажут ее за тебя, знамя борьбы против чекистского террора из рук твоих подхватят другие. Ты можешь быть спокоен за свое дело, Александр. Твоя смерть страшная невозвратимая потеря для всех тех, кто знал тебя, пусть даже не лично, а читая твои прекрасные статьи, потеря, которую никто другой не сможет восполнить. Прости нас, что не смогли уберечь тебя от того, что выпало на твою долю. Как ты нужен сейчас нам!

У тебя много друзей, Александр. Ни один порядочный человек никогда не поверит клевете, которую распространяют про тебя твои враги. С ними все понятно, в глубине души (если таковая у них имеется) они понимают, что возмездие их рано или поздно настигнет не на этом свете, так на том.

Я, в отличие от других участников круглого стола, не имела чести знать Александра Литвиненко лично, но после всех прочитанных мной его книг и статей мне уже кажется, что я почти его знаю, настолько он стал для меня близким человеком. Я восхищаюсь смелостью, с которой он говорил о преступлениях, совершаемых режимом. Такие люди, как Литвиненко, как убитая за месяц до него Анна Политковская наша совесть, и согласно какой-то ужасной, неприемлемой логике, именно они должны умирать.

В канун годовщины гибели Александра хотелось бы прежде всего обратиться к тем, кому он был всего дороже его семье, самым близким для него людям. Мы, конечно, не можем в полной мере разделить ваше горе его вообще никто не сможет до конца разделить, потому что потерять родного человека это самое страшное из всего, что может быть. Но мы можем пообещать вам сделать то немногое, что еще в наших силах сберечь память о нем и приложить все усилия к тому, чтобы его убийцы не остались безнаказанными.

Евгений Новожилов: - Когда я первый раз увидел Александра, то не мог поверить, что он работал в ФСБ настолько он нетипичен для представителя этой организации. Вот у Ковтуна и Лугового прямо на лбу написано: "ФСБ". А Александр Литвиненко явно не вписывался в их компанию. Неудивительно, что к нему пришло прозрение, и он выступил против своих "коллег". Все свои грехи он искупил мученической смертью. Путинские шакалы радуются, думая, что решили проблему. Но мышление у этих шариковых в одном измерении в материальном. Они считают себя и окружающих мясом с костями. Их мясным мозгам никогда не постигнуть, как устроен мир. Таким что-то объяснять это метать бисер перед собаками и свиньями.
Настанет день, когда они увидят, что их представление о мире было ошибочным. Но будет поздно. Ад это когда у тебя остаётся только одно желание умереть, но ты этого сделать не можешь, так как уже умер.

Литвиненко прошёл через Ад на Земле и, покинув тело, попал в Рай.

Всякие ковтуны, луговые и путины в один прекрасный день будут вынуждены покинуть свои мешки с мясом и костями, а вместе с ними и свой раёк на Земле. Из того места, куда они попадут, уже не вырваться, так как там не умрёшь. Они будут молить о смерти, но никто их молитв не услышит.

Одна моя знакомая, в политике совсем не разбирающаяся, увидев по телевизору покойного А.Литвиненко, сказала, что у него мёртвого было удивительно красивое, одухотворённое лицо. Я удивился: "Как? Неужели Вы это рассмотрели? Он ведь за три недели агонии буквально иссох хуже, чем заключённый концлагеря." Она ответила, что даже несмотря на всё это было заметно, что он умер спокойным и счастливым. Она вспомнила перекошенное от ужаса лицо мёртвого Ельцина как будто сам Дьявол пришёл за ним...

Давид Кудыков: - О Саше Литвиненко мне говорить трудно, мы дружили и в последние полтора года встречались не реже двух раз в неделю. Он часто снится мне, и до сих пор внутри я не смирился с его смертью. Но при этом всё-таки следует признать, что своей необычайно мужественной смертью, как бы это цинично не звучало, Саша сделал гораздо больше для борьбы с Путиным, чем смог бы при жизни. Но это непомерная цена в борьбе. У меня не проходит навязчивое впечатление, что Саша продолжает бороться каждый день и
никуда не ушёл от нас. Вот строки, написанные сразу после этого убийства.

Сползает тихо воск свечей,
И мысли скачут вдаль как кони,
Гвоздями ядерных лучей
Пробиты Сашины ладони.
Скупа слеза мужская пусть,
Ознобом горя не согреться,
Но освещает людям путь,
Сгорая, вырванное сердце.
Кремлёвский карлик смог посметь...
И, Саша, на твоей я тризне.
Любая смерть - всего лишь смерть,
Любая смерть - начало жизни.

Петр Ткалич: - Да, уже прошёл год со дня смерти Александра Литвиненко. Сколько помоев было выплеснуто за короткий срок на это имя. Я не имел чести быть знакомым с этим человеком. Мы обменялись несколькими посланиями по электронной почте незадолго до его гибели. Но я горжусь даже такой малостью, считаю себя причастным к чему-то большому. Время всё расставит по  своим местам. Будут названы по именам убийцы и заказчики. Хотя это и теперь ни для кого не секрет, но я надеюсь, что тогда эти подонки понесут должное наказание. Тогда уже порядочные люди будут плеваться при упоминании фамилии Путина и его команды. И если есть совесть у нашего народа, то нам будет стыдно за всё содеянное и произошедшее в нашей стране, с нашего согласия. Александр для меня - пример того, как можно поменять своё мышление, из любой грязи можно выйти (я имею ввиду ФСБ) и стать её противником. И ещё: он был очень смелым. Нам бы всем поучиться у него.

Татьяна Монахова: - В страну опять вернулась уже подзабытая  атмосфера  лицемерия и привычного страха. Народ запуган жестокими убийствами людей, критиковавших власть. Целые институты и аналитические центры заняты делом государственной важности: сеют
раздор между демократическими движениями и лидерами оппозиции.

Возникает вопрос, почему Александр Литвиненко, рискуя жизнью, боролся с преступниками, захватившими власть в стране? Видимо, по той же причине, что и Владимир Буковский,  который знал, что обречен на очередной арест, потому что никогда ему не позволят быть самим собой, а он никогда не согласится лгать и лицемерить ( И возвращается ветер).

Трагично, что, несмотря на предостережение Александра Вальтеровича в интервью журналисту Сергею Доренко 20 апреля 1998 г., - обществу не удалось остановить преступных руководителей ФСБ  РФ, и теперь беспредел захлестнул всю страну. В настоящее время многие противники А.Литвиненко занимают  высокие правительственные посты. Однако вселяет надежду то, что вновь среди сотрудников правоохранительных органов и спецслужб появилась группа оппозиционеров, которая утверждает, что в стране установился климат беззакония. Когда наш народ позволит себе быть честным и смелым, каким был А.Литвиненко,  когда даст волю всему доброму в своих душах, - вот тогда наша страна изменится к лучшему, и ее можно будет уважать и любить. Но прежде мы должны пройти через российский Нюрнберг, предсказанный Александром.

А.Литвиненко выдающаяся личность в новейшей истории России, но его вклад в борьбу за демократические преобразования в нашей стране и влияние на современное общество практически не изучены. Необходимо создать сайт его имени, на котором были бы размещены его книги, статьи, документы, интервью. Мы все должны бережно относиться к памяти прекрасного человека, личный подвиг которого поднял престиж нашей страны.

Ахьмад Хьачароевский: - Помню, год назад у меня было предчувствие, что 1 ноября обязательно что-то случится. Однако каково же было мое разочарование, когда ни первого, ни в последующие дни не вышло никаких сенсационных известий. Но впоследствии выяснилось, что именно в этот день, когда истекло ровно пятнадцать лет подписания Д.Дудаевым указа о государственном суверенитете, был отравлен Александр Литвиненко. Это не могло быть случайным совпадением. В эти трагические дни, моя статья Александр Литвиненко несломленный Прометей, занимала высшую строчку на сайте Чеченпресс. Прошел год, и чеченцы опять находятся на грани бездны. Может ли раскол окончательно разделить и подорвать Сопротивление? Нет, не может. Даже если только один человек на Земле останется с истиной, он объединит под ее покров всех остальных. Потому как Пророк Мухаммед (мир ему) сказал: Народ мой никогда не сможет объединиться в заблуждении.

Лариса Володимерова: - Круглый стол Чеченпресс завершен.