Круглый стол Чеченпресс (третий раунд)

 

01.06.07г.

 

К полугодию гибели Александра Литвиненко его коллегами журналистами, активистами, правозащитниками, юристами - был проведен круглый стол, посвященный темам, обсуждаемым на Чеченпресс. Предлагаем вниманию читателей третий раунд беседы. В нем принимали участие: Давид Кудыков -  академик, вице-президент МАПП, Англия; Надежда Банчик - независимый журналист и правозащитник, член "Международной Амнистии", США; Галина Литау журналист-правозащитник, юрфак РФ; Петр Ткалич журналист, РФ; Евгений Новожилов - независимый журналист-правозащитник, РФ; Саламбек Хачукаев юрист, Литва; Лариса Володимерова президент правозащитной организации Марекса, Нидерланды.

Давид Кудыков: - Коллеги, наш первый вопрос сегодня Отношение к политзаключенным. Но, прежде всего, напомню темы предыдущей дискуссии и, с некоторым опозданием, кратко выскажу свое мнение. Мое отношение к правящему режиму России и ситуации в Чечении - резко отрицательное, так как российский режим представляет угрозу всему человечеству. Видение ближайшего будущего таково: в России кардинальных перемен я не жду. Хотел ли бы я наказать правящих палачей? - Судьба этих преступников мне не интересна, но трибунал важен для прозрения народов не только в России, а также для недопущения рецидива.

Отношение к пыткам и концлагерям, опять же вкратце, охарактеризую так: это преступления против человечности, и они безусловно подсудны. Я также считаю, что убийцы Александра Литвиненко должны быть наказаны, это необходимо и неизбежно.

Касательно восприятия Западом ислама и возможности конфессиям договориться полагаю, что, прежде всего, необходимо чётко отделить религию от её использования в злых целях, во вред человечеству.

Итак, мое отношение к политзаключенным таково: все они - мужественные люди, герои сегодняшнего времени, требующие нашей с вами помощи. Предоставляю вам слово.

Саламбек Хачукаев: - Благодаря политзаключенным, мировое сообщество заставило  СССР придти к гласности и перестройке. Но политзаключенных вообще не должно быть, как таковых, в демократических странах.

Евгений Новожилов: - Мое отношение к пзк, разумеется, очень сочувственное. Особенно уважаю таких, как Михаил Трепашкин, Борис Стомахин, Заурбек Талхигов.

Галина Литау: - Политические заключенные - как правило, это абсолютно ни в чём не виновные люди, осужденные по сфабрикованным обвинениям и незаконно содержащиеся в местах лишения свободы за несогласие с действующей властью или попытки докопаться до истины по нежелательным для власти вопросам. Многие из пзк это подлинные герои, борющиеся за демократические ценности. Политзаключенных необходимо поддерживать и бороться за их освобождение всеми доступными способами (естественно, в рамках закона).

Надежда Банчик: - Мое отношение к политзаключенным такое же, как у Рейгана во время "перестройки" СССР: тогда он четко и ясно потребовал - освободить без всяких условий.

Петр Ткалич: - Я преклоняюсь перед такими людьми, как политзаключенные. Надеюсь, что им будет воздано должное при жизни, а не в скромных некрологах. Необходимо сделать всё, чтобы не было такой категории людей политзаключённые. Это не только позор обществу. Но, наверное, порожденный  страх перед репрессиями - есть заслуженное наказание за пассивность и инертность. 

Лариса Володимерова: - Далеко не все пзк физически могут передать на волю свое слово. Многое зависит от их окружения личного подвига адвоката, сокамерника, даже тюремщика, так как везде есть честные и храбрые люди. Некоторых пзк, таких, как З.Талхигов, не остановили даже полтора года одиночки, уже отбытые за разовое пользование мобильником: эти люди, не имея связи с волей, не сломлены. Ярким примером являются статьи и обращения М.Трепашкина: за гражданственную активность, направленную на безопасность людей всего мира, адвокат будет удостоен почетного звания Политзаключенный-2007.

Все мы помним голодовку С.Бахминой, оторванной от детей. Голодовку М.Ходорковского в поддержку Светланы. Ярчайший пример мужества П.Лебедева, заключенного в карцер. Но мы знаем также о несломленности всех других пзк, пусть даже закрытых, казалось бы, от целого мира так прочно, как З.Муртазалиева и А.Пичугин.   

Ад на земле имеет предел, политзаключенные освобождаются и, как П.Люзаков, являют собой пример еще большей стойкости. Весь мир смотрит на этих людей, каждый сознательный человек пытается дорасти до их уровня. Что может значить палач в сравнении с личностью?! Никакой режим не выдержит их нравственного перевеса. Предлагаю присутствующим следующий из предыдущего вопрос обсуждения: Каким Вы видите личный вклад каждого гражданина в ликвидацию тоталитарного режима?.

Давид Кудыков: - Вклад это прежде всего думать. Осознавать.

Саламбек Хачукаев: - Я полагаю, что необходимо  осудить тоталитарный режим в любых государствах, потребовать от международного суда признать этот  режим  преступным. Потребовать от руководителей  демократических стран прервать все связи и приостановить все международные  договора. Запретить прибытие  в другие страны руководства страны, где существует тоталитарный режим. Я, разумеется, приложу все силы в борьбе с этим режимом.

Евгений Новожилов: - Каким я вижу личный вклад каждого гражданина в ликвидацию тоталитарного режима? Самое главное - не быть равнодушным, не быть продажным.

Надежда Банчик: - К сожалению, каждый гражданин не может внести вклад в ликвидацию режима и прочие мировые проблемы, в силу самых разных причин. Общество двигают и режимы свергают примерно 10% населения, на разных уровнях снизу доверху. Те, кто видит перспективу и понимает, куда и как идти. Смогут ли они повести за собой многих, хотя бы 40-50%, зависит от их умения. Также необходимо, чтобы в эти 10% не попали еще более нацистствующие.

Галина Литау: - Позволю себе возразить, расширив тему. Личный вклад каждого в борьбу с тоталитаризмом НЕСОГЛАСИЕ в любой доступной ему форме. Вариантов здесь множество: организация протестных митингов, пикетов, маршей, поддержка политзаключенных, борьба за их освобождение, правозащитные обращения, открытые письма, объективная журналистика и даже простое распространение информации о происходящем в России и так далее, и тому подобное. Главное НЕ МОЛЧАТЬ. Чем больше несогласных, неравнодушных граждан, тем неувереннее будет чувствовать себя эта власть. А если население будет все сносить молча, то и до массовых репрессий недалеко. Совсем закрутят гайки.

Петр Ткалич: - Я закончу тем, с чего начал Давид Кудыков: личный вклад это не уходить в цисту, не впадать в кому. Напрягать извилины. Если есть свой внутренний мир, - то изо всех сил сопротивляться внешнему миру.

Лариса Володимерова: - Один в поле воин. Нет смысла недооценивать свои силы. Сегодня каждый, в самой глухой деревне или в эмиграции, может и должен - внести свою лепту. Молчаливое соглашательство это уже преступление.

Предлагаю следующий вопрос: Считаете ли Вы, что конвенции не соблюдаются, и какие предложения Вы могли бы внести на сей счет?.

Давид Кудыков: - Я считаю, что злостных нарушителей конвенций по правам человека необходимо предавать постоянно гласности и наказывать.

Саламбек Хачукаев: Руководители и страны нарушают не только конвенции, но и международное право во всех вопросах. Необходимо создать Международный орган, контролирующий  соблюдение  международного права, из числа правозащитников, политэмигрантов, религиозных деятелей.

Надежда Банчик: - Могу добавить, что приход более ответственных политиков в европейских странах, очевидно, приблизит европейскую политику к международному праву.

Петр Ткалич: - Если война в Чечне была начата, продолжается, и ей не видно конца, то о каком соблюдении конвенций может идти речь?!

Галина Литау: Путин не уважает закон, он считает себя выше любого закона, в том числе и международных конвенций. Поэтому он их просто игнорирует.

Мои предложения следующие:
- ввести экономические санкции, но не против России в целом, а против отдельных чиновников (арест личных счетов в зарубежных банках);
- ввести политические санкции (как в случае с Лукашенко): запрет въезда на территорию иностранных государств.

Для начала такими санкциями следует пригрозить, а уж если это не поможет, ввести их.

Евгений Новожилов: - РФ это таёжный сортир, и освиневший медведь там хозяин. Какие конвенции...

Мои предложения будут относиться также к следующему нашему вопросу: Ваши требования к правительствам и правозащитным организациям других стран.

Мои требования к правительствам - прекратить проститутсвовать перед российским бандитско-сортирным режимом. К правозащитным организациям - работать не ради денег и отчётов, а ради людей. Западные правозащитники в последнее время всё меньше и меньше замечают российские преступления.

Давид Кудыков: - Мои требования - не молчать. И организации, несущие ответственность за теракты и убийства, объявлять преступными, не давать виз сотрудникам, арестовывать счета в банках.

Саламбек Хачукаев: - Я потребовал бы от правительств демократических стран не менять ценности  демократии на галлон газа и баррель нефти. Любое государство имеет право возбуждать  уголовные  дела против той страны и руководства тех агрессивных государств, которые начали войны, совершили преступления против человечества.

Руководители  стран, провозглашающих демократию и западные ценности, предали чеченский народ.

Нет, я не требую каких-то сверхчеловеческих  мер в отношении  России. Но за 13 лет уничтожения чеченского народа ни один  руководитель  демократических стран не приостановил свое отношение к террористу номер один - Путину В., не поставил  жесткие условия России и не прекратил межгосударственные отношения.

Президент США принимает военного преступника Шаманова В., в Данию приезжает генерал Куликов, устроивший геноцид в селе Самашки. Правозащитные организация  многих стран  делают все возможное в соблюдении прав человека - доносить до мирового сообщества правду о тех преступлениях, которые совершаются в Чечении  российскими военными, спецслужбами и государственными бандитами, состоящими в агентурной связи с ФСБ, ГРУ, СВР и структурами  МВД  РФ.

На трудную и опасную работу правозащитников в Чечении  не реагируют ООН, Совет Безопасности ООН, ПАСЕ, СЕ.

Надежда Банчик: Я отвечу, что мои требования к правительствам и правозащитным организациям других стран таковы. Не быть снисходительными КО ВСЕМ надругательствам над жизнью, свободой и достоинством людей, - но выстроить градацию преступлений. К примеру, не принимать на работу лесбиянку - преступление. Но стирать с лица Земли целые народы - преступление несравнимо более тяжкое!

То же - со смертной казнью. Да, я - за отмену. Но в России, к примеру, отмена приведет к еще большему количеству бессудных, тайных казней, потому что режим сделает вид там, где от него этого поверхностно потребуют, но будет делать всё, что он захочет, с еще большей яростью и цинизмом.

Сколько ни пытаюсь объяснить это моим коллегам по "Амнистии", они искренне этого не понимают. Как? Отмена смертной казни увеличит количество казней?! Надо вырасти из "шинели Сталина", чтобы это уразуметь.

Итак, от правителей и правозащитников хотелось бы большего понимания российского правящего режима и его оруэллианской природы. А для этого надо разъяснять все эти преступления на языке реалий и понятий, понятном для Запада. 

Петр Ткалич: Необходимо всегда оставаться людьми. И отстаивать интересы людей. Даже если это по каким-то, пусть даже уважительным причинам, невыгодно.

Болезнь должна лечиться, а возбудители болезни уничтожаться. Сиюминутная выгода может стать причиной гибели многих людей; причиной эпидемии, не знающей границ государств. Об этом также сказал Саламбек Хачукаев.

Галина Литау: Мои требования: прекратите, наконец, равнодушно взирать на планомерное уничтожение чеченского народа, на убийства, похищения, пытки и концлагеря! Сделайте хоть что-нибудь! Услышьте призывы Сайд-Эмина Ибрагимова!

Помогите нам вытащить из тюрем российских политзаключенных!

Обратите внимание на нарушения прав и свобод человека, на подавление оппозиции, ликвидацию независимых СМИ и тому подобные явления в России. Не кажется ли Вам, что такой режим нельзя назвать демократическим, а государство правовым ?! Не идите на поводу у Путина, верьте только своим глазам.

И, пожалуйста, будьте разборчивее в отношениях, пусть даже сугубо деловых. Тот, кого Вы называете партнером, а порой и другом, на самом деле двуличен, патологически лжив и жесток. Он опасен не только для собственного народа!

Лариса Володимерова: - Спасибо всем за внимание.