КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ ЛЕОНИДА ДЕЛИЦИНА

 

С днем рож, дорогой Леонид Делицын!


Леонид Делицын



Уважаемые читатели! Как ни раскручивай звезду на разговор о наших произведениях, а она все упирается. И вот решили мы собрать с миру по нитке, а заодно прощупать, что же мы и своими силами можем. А потому предлагаю вам сегодня беседу сразу нескольких гостей о "Тенетах", и не удивляйтесь тому, что в унисон говорить у них не получится; разговор скорей напомнит неслаженность лебедя, рака и щуки. Впрочем, тема предложена всем нашим судьям - одна.

И был у нас необычайный повод собраться. С бутылкой шампанского подхожу к Юрию Мамину (бутылку до времени держу за спиной).


ЛАРИСА ВОЛОДИМЕРОВА: Юра, ты не успел во время интервью ответить на самые важные для конкурсантов вопросы. Что же ты о нас самих думаешь?

Ю.МАМИН: Конечно, конкурсы в интернете я поддерживаю, начинаю следить за ними, думаю, что это более мобильная форма выбора материала и знакомства с новыми авторами. Мне самому времени на сеть не хватает, занят новой работой.

Л.В.: Это сериал для ТВ?

Ю.МАМИН: ...Который я снимаю на частные деньги, точнее за копейки. Сняли пилот под названием "Русские страшилки". Это комический парафраз "Секретных материалов" - модного американского телесериала, где действуют два главных героя, сотрудника секретных служб, расследующих всевозможные аномальные явления. У меня тоже два главных героя - журналиста из газеты "Русские страшилки", которые также занимаются расследованием небывалых случаев из российской жизни. Сейчас занимаюсь монтажом отснятого материала, и когда он будет закончен, могу прислать какие-нибудь материалы, в том числе картинки, поскольку в "Тенетах" участвуют и сценаристы, и журналисты. Могу познакомить с кусками сценария, который мы делали вместе с Владимиром Вардунасом.

Л.В.: Все это для нас весьма поучительно. Думаю, конкурс к тому времени еще не закончится, а если что - так мы рассчитываем на новый, "Тенета-2001". Ты знаешь, какой у нас сейчас Самый Серьезный Праздник?

Ю.МАМИН: Думаю, что это день рождения Леонида Делицына. И мой, прошедший совсем недавно.

Л.В.: Поздравляю вас обоих! (Брызги шампанского). А сейчас мы поинтересуемся мнением о "Тенетах" еще одного нашего гостя, мистера Паркера. Максим, как Вы воспринимаете этот конкурс?

М-р ПАРКЕР: У меня нет к нему никаких претензий, мне этот конкурс нравится. До сих пор мне нравилось все, что там происходит!

Л.В.: Спасибо, Максим. А поскольку Вы очень заняты, то я попрошу Сергея Саканского выбрать интересного ему автора и рассказать о номинированном произведении подробно. Иначе - зачем же мы здесь собрались, если не обсуждать наши работы и не благодарить Президента Тенет?.. Сережа, так Вы остановились на "Зверской ферме - 2" Владимира Прибыловского?

С.САКАНСКИЙ: Да, потому что я сам сочиняю последений год в жанре авемедиа.

Л.В.: Что Вы имеете в виду под этим термином?

С.САКАНСКИЙ: Произведение искусства, основанное на другом произведении искусства. Но не какой-нибудь римейк в угоду вкусам новой народившейся публики, а нечто действительно авторское. Если помните несколько холстов Сальвадора Дали, серии "Археологическая реминисценция Анжелюса Милле". Вот это как раз авемедиа и есть.

Л.В.: Итак, приготовимся к серьезному разбору произведения со страшным названием... Я еще не успела прочесть, затаила дыхание. Есть ли тут перекличка?..

С.САКАНСКИЙ: Реанимация "Фермы животных", которая казалась мне умершей, выглядит забавно и даже наталкивает на мысль, что памфлет Орвелла не то что бы не умер, а вообще бессмертен. Его можно успешно продолжать каждые полвека, по мере поступления живого материала с реальной Фермы, то есть из России, откуда он и пророс в воспаленный мозг старины Джорджа. Интересно, что благодаря писательскому таланту Орвелла, наша страна, даже когда коммунизм канет в лету, будет продолжаться в сознании читающих людей именно как Ферма Животных, хотя мы, в сущности, ничем не человечнее и не животнее других... Ну ничего: как папа Джорж сказал, так теперь и будет. И сам первоисточник и его постмодернизация, безусловно, авемедийные произведения, то есть, такие, чтение которых невозможно (или очень дискомфортно) без какого-то дополнительного знания: других произведений, неких специальных символик или исторических реалий.

Л.В.: Что ж Прибыловский?

С.САКАНСКИЙ: Он пишет авемедиа на авемедиа, то есть, возводит авемедиа в квадрат, вот почему мне и интересна эта вещь - скорее, не как содержание, а как родственный метод. Что же касается содержания... Если Вам хорошо известна политическая борьба в России последних лет, то Вы среагируете, а если не очень, то отделаетесь недоумением. Продолжая традицию "Фермы", автор описывает нашу историю от Хрущева до Путина, когда на смену Наполеону пришли хряки Плешка, Брешка, пес Андрон, свиняк Черныш, пятнистый кабан Мишка, бывший член Свинского Бюро Борька и, наконец, просвещенный пахан Хорек. (И почему только автор в одной последней кличке из длинного ряда изменил собствееному - кстати, не орвеллскому, а именно прибыловскому - принципу кличкообразования?) Конечно, здесь полно хорошо узнаваемых событий и образов, иногда вызывающих улыбку: какая-то гусыня Калерия - как Новодворская, или три небольших свинарника, построенных у самых ворот Фермы - как Прибалтийские республики и проч. Вот как пересказана у Прибыловского Чеченская война: "Стая одичавших черных котов объявила о самостоятельном и ускоренном переходе в Человечество самой высокой горы мусора на окраине фермы, где они обитали. Псы этого стерпеть никак не могли и уговорили кабана Борьку послать их на мусорную кучу в карательную экспедицию." Этот отрывок дает понятие о языке, которым написано произведение; а он, кстати, ничем не отличается от языка оригинала (то есть, русского перевода) прежде всего, конечно, потому, что мы и знаем его, преимущественнно, в переводе Прибыловского, за что ему честь, хвала и большое спасибо. Вот почему, кстати, он и имеет в моих глазах полное право делать с Орвеллом что хошь: как переводчик, он выстрадал эту ферму и провел в ее стенах времени гораздо больше, чем все мы. А я, например, мог бы спокойно взять себе авемедийные права на "1984", потому что за чтение и распространение этой книги мне в том самом году чуть не вышибли мозги. Вообще, вся штука в том, что авемедию тоже пишешь на собственной крови, хотя со стороны это и кажется игрой. Где-то в середине я, к сожалению, потерял ориентацию, разбираясь во всех этих ходячих символах, вроде телекукол (гуси Гургулис, Га-Гайс, Гай-Гар и проч.) и стало скучно, потому что я не увлекаюсь политикой. Если чтение "Animal Farm" в советские годы было наслаждением острым и нелитеатурным: книжка в руках горела и даже попавшийся мне как-то английский оригинал читался подозрительно легко - да, это же все про нас, и как точно: свиньи они, собаки, свинособаки, да! То теперь лишь забавно посмотреть, кого из этих свиней каким прозвищем назовет автор и с какими зверскими аллегориями свяжет. А то, что они все свиньи да звери - это давно ясно, и больше возмущения не вызывает, как прежде, по молодости лет. До самого конца казалось, что автор решится на рискованный шаг, незаметно пройдя текущий момент и распространив свое творение на будущее, что было бы вполне в жанре авемедиа, который почти обязательно предполагает элементы анитиутопии. Например: После того, как просвещенный пахан Хорек (лучше - просвещенный хорек Путька) послал мудрого гусика Кирюшку выгребать навоз в восточных коровниках у ручья, там произошло то же, что и на самой высокой южной горе мусора и проч. Возможно, в таком случае, лет через несколько, расшифровав аллегорические письмена "Зверской фермы-2", автора могли бы назвать пророком.

Л.В.: Сережа, благодарю Вас, я тут ничего ни прибавить, ни возразить не могу, - надеюсь, автору будет приятно, что его произведение подверглось внимательному разбору. А сейчас давайте послушаем Игоря Петрова, каково его мнение о выбранной им номинации. Лабас, не хотите ли Вы что-нибудь предварительно сказать об имениннике?

И.ПЕТРОВ: Все-таки у Леонида Делицына есть одна совершенно потрясающая черта. Он умеет сделать рекламу стихам, которые попались ему на глаза, так тонко, остроумно, и вместе с тем ненавязчиво, что target group бросается на крючок подобно червяку. Вот и в этот раз все было так предсказуемо, но в то же время неожиданно...
У меня зазвонил телефон.
Кто говорит? - Клон...

О сборнике Вадима Куриловича "Эгоцентрика" Леонид отозвался так. "Общее впечатление: небездарный автор, способный местами передать вполне контрастные, впечатляющие картины, явно не в курсе, что такое стихи. Он наобум, как бог на душу положит, подражает где-то виденному, где-то читанному. Причем это "где-то" абсолюно бессистемно, случайно - в лучшем случае, если автор будет придерживаясь такого подхода долго писать, учиться, закончит, скажем, литинститут или что-то в чтом роде - получится клон Игоря Петрова".

Надо отметить, что клоны у меня появляются не каждый день. Если совсем честно, то за 30 лет жизни не было еще ни одного, даже английские ученые, несмотря на протекцию, которую составлял мне бывший однокашник, предпочли моей скромной персоне кандидатуру овечки Долли.

Поэтому я, конечно, отбросил все дела и малой рысью помчался знакомиться с творчеством сподвижника. И пускай в итоге выяснилось, что про клонирование Делицын просто пошутил, стихи Вадима абсолютно самостоятельны (этим, кстати, могут похвастаться на "Тенетах" далеко не многие), я все равно благодарен Леониду за то, что он познакомил меня с "Эгоцентрикой" . Очень удачно открывающее подборку стихотворение "Пули" . У каждого есть в голове персональная пуля,
а если же твой собеседник уверен, что нет,
то значит, когда-то (всерьез и надолго) его обманули,
поскольку воистину: именно эти невидные пули -
наш главный секрет.

С ударной строфой:
Сей перечень долог быть может, но суть неизменна -
кому-то досталась из слов, а кому-то - без слов...
В психушках хрипят горемыки на вязках, с канюлями в венах
(и по-две, и по-три в головушках пули...), и в голос, и немо
зовут докторов

и неожиданной концовкой:
Тогда кинолента закрутится в фокусе тел передела,
когда долетит до избранника пуля, в которой засела
внутри голова.

В смысле "похвалить" - критик из меня довольно хреновый, мне всегда легче объяснить, что не понравилось и почему, а в "понравилось" всегда заключен иррациональный элемент, проекция которого на плоскость бумаги относится к нему примерно также, как фотография ружья, висящего на сцене, к содержанию третьего акта пьесы.

Я лучше еще Вадима процитирую:
ВОЕННАЯ ТАЙНА

Шифрограмму, под роспись, вчера мне вручил,
по ошибке, похмельный поручик.
Я пол-ночи с ней парился, хоть закричи -
кодировка - не видывал круче,
но сломал: Разведданые. Копии - нет.
Совсекретно. Сжигать, не читая.
Копья гарпий, Марутов златой арбалет,
дренажи оросителей рая,
конденсат в атмосфере, электроразряд,
перепалка на утренней дойке,
столкновения тучных, покинувших ряд,
крик Гаруды на авиамойке,
бой асуров и дэв, синоптический Ом -
ни при чем, утверждала бумага -
это просто дневальный грохочет ведром,
швабрит небо безусый салага.

На мой вкус, здорово. Хотя и не без ложки дегтя, конечно. Как ни крути - выпадает у меня в этом стихотворении строчка "кодировка - не видывал круче". И в этом случае, и в других автор, к сожалению, не удерживает лексическую константу стихотворения, снижения и повышения порой неоправданны. Собственно, об этом писал в своем отзыве и Делицын, как и о чрезмерной разжиженности некоторых строф в ущерб энергетике стиха, в пример можно привести вышецитированнные 3 и 4 строку "Пуль".

Но далеко не все животрепещущие под яростными взглядами критиков блохи в стихах Вадима - то, чем они кажутся. Некоторая небрежность и неточность, как рифм, так и лексики, порой сознательно культивируется автором и возводится в ранг приема. К примеру, в "Тени":
Встречаешь тень. За тем углом;
в галантерейном магазине;
за приопущенным ...
напрашивается СТЕКЛОМ, но автор пишет ОКНОМ, и далее во всем стихотворении ведет игру в два ряда часто намеренно неточных плавающих рифм. магазине - лимузина - Зины - корзины - перине - неотразимой - Мнемозину... углом - окном - пивком - Том - дом - с трудом...

Впрочем, довольно критики. Даже не в самых удачных, на мой взгляд, стихах Вадима есть совершенно обалденные строки, которые искупают все и покупают меня на корню. И повторюсь, здорово, что несмотря на какие-то проскальзывающие кивки на БГ или бродские анжамбеманы, мир, творимый автором, нов, уникален и интересен. А именно это, а отнюдь не самая отшлифованная техника, самое главное для читателя.

Л.В.: Спасибо за искренность, Игорь. А напоследок, - поскольку всем пора к праздничному столу, - предлагаю заслушать мнение глубокоуважаемого нашего Дедушки Пихто (Яна ЯНФа), который немного разбавит сугубую нашу ученость и напомнит, что грядет наш Самый Веселый Праздник. Дорогой Дедушка, присоединяетесь ли Вы к поздравлениям?

Д.ПИХТО: А как же, внучата!

Л.В.: А не расскажете ли, что Вы думаете о конкурсе имени Лени Делицына?

Д.ПИХТО: К стихам (а прозаических текстов я уже много лет не читаю) я отношусь в зависимости от внешних факторов, сопутствующих процессу чтения, - как постоянно действующих, ( типа погоды, состояния желчного и прочих пузырей и т.п.), так и менее предсказуемых (ну, например, от того , сколько времени требуется ждать, пока загрузится страница текста).

Л.В.: А "Тенета" загружаются обычно стремительно в наших широтах! Так что же о произведениях?..

Д.ПИХТО: Конкретно, впечатлениe от тех или иных "Тенетовских" произведений последнего созыва у меня связано с реакцией на них моей жены.

Л.В.: Ба! Так послушаем Вашу жену?

Д.ПИХТО: Так, прочитав "Почту до востребования" Игоря Петрова, она высказалась примерно в таком ключе: " если бы я встретила человека, пишущего такие стихи, я бы немедленно бросила тебя и ушла к нему". Спутав, как водится, автора с его лирическим героем. Вспоминая, что сходные сантименты уже посещали жену сколько-то там лет тому назад, по прочтении "посланий" Тимура Кибирова, мне оставалось только дивиться постоянству ее литературных пристрастий.

Л.В.: А читает ли Ваша жена произведения конкурсанток, наших прекрасных дам?

Д.ПИХТО: Ознакомившись с текстами Стеллы Моротской, жена заметила: "Это тебе должно было понравиться. Ты, в тайне, мечтаешь и сам нечто в таком духе создать. Но шансов у тебя нет, не надейся".

Л.В.: Неужели Вы не подсунули жене перед сном произведения своих авторов-фаворитов?!

Д.ПИХТО: Рекомендованные (мною) произведения Михаила Сазонова она оценила не слишком высоко: " А вот так, пожалуй, и ты бы мог научиться, лет через пять упорного труда." Думаю нет необходимости объяснять, что с той поры к текстам Сазонова я отношусь, скорее, с симпатией, к текстам Моротской с антипатией, а к петровским - с ненавистью.

Л.В.: Дорогой Игорь Петров, не обижайтесь и Вы, делайте выводы! Всех конкурсантов и тех гостей, которым не хватило шампанского, приглашаем к накрытому столу - праздновать приближающийся день рождения нашего общего, незаменимого и выдающегося Лени Делицына!

 

 
ЛАРИСА ВОЛОДИМЕРОВА,
по заказу Тенета-Ринет, специально для ностальЕЖЕй, 26 мая 2000 года