ЛВ разговор с МИТ. Из истории болезни государства

 

 

 

 

 

ЛВ разговор с МИТ. Из истории болезни государства.

 

Выйдя на волю, Михаил Трепашкин сразу же сообщил, что он даст интервью читателям Чеченпресс. В последующие дни события начали развиваться таким образом, что мы решили не ждать продолжения. Публикуем материал в незавершенном виде, предвидя трудности, с которыми предстоит столкнуться Трепашкину.

ЛВ: - Михаил, поздравляю Вас от имени читателей и правозащитников,  боровшихся за Вашу свободу. По совпадению, сегодня Международный День прав человека. Давайте определимся: здесь некому доказывать то, что является для Запада аксиомой и документированной истиной, хотя остается известным не всем россиянам. Предлагая им самостоятельно проштудировать книги А.Литвиненко, статьи Чеченпресс, прогрессивную европейскую прессу, я все же буду исходить из следующего (а Вы можете меня опровергнуть). - В России правит тоталитарный режим; выборы были инсценировкой, внешне (и часто вынужденно) поддержанной большинством населения; многие тысячи заключенных разных национальностей томятся в российских концлагерях, где применяются пытки; Луговой должен быть экстрадирован, как исполнитель заказного убийства А.Литвиненко; Трепашкин был арестован и возвращен в тюрьму незаконно, а условия его содержания официально признаны Страсбургом пыточными; в России нарастает народное движение, противостоящее власти, и в конечном итоге оно победит.

МТ: - От меня всем - слова благодарности за поддержку! Сайту ЧП и Вам лично я благодарен за то, что публиковались мои заметки и обращения в то время, когда другие на них смотрели с опаской.

 

Путинская Россия  признала героизмом убийство людей. Несмотря  на многочисленные критические замечания   по поводу того,  что Россия в период президентства  Путина  грубо попирает главное право человека  -  право на жизнь,  что в стране создана обстановка  поощрения   и восхваления убийц,  без суда и следствия уничтожающих тех, кто выступает  против  незаконных действий преступных чиновников   нынешней  власти, и что это делает Россию бандитским государством, - мер по изменению к лучшему так и не было принято. Никто из официальных властей не осудил ни тех, кто подорвал  Яндарбиева вместе с малолетним сыном в Катаре, ни убийц известной журналистки  Анны Политковской в Москве, ни отравителей  политбеженца Литвиненко в Лондоне (список можно продолжать довольно долго). А последние выборы дополнительно подтвердили, что этот курс властей России лишь приветствуется, и убийц  ненаших называют героями.

 

Доказательством тому является избрание депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, то есть высшего законодательного органа России, гражданина Лугового Андрея,   обвиняемого прокуратурой Великобритании в убийстве Литвиненко А.В.  Сей факт - позор для любого цивилизованного общества! И как бы лидеры нашего государства ни кричали о формировании демократического общества и правового государства, факт остается фактом, и он перечеркивает все усилия замаскировать звериную личину правителей.

 

Статья 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует каждому человеку каждой страны Европы,  подписавшей Конвенцию, право на жизнь. Россия подписала эту Конвенцию еще в 1998 году. Подписали мы и Хельсинкские соглашения, в  соответствии с которыми вопросы прав человека являются не только внутренним делом одного государства, а это сфера международной ответственности. Так почему же государства Европы так вяло реагируют на возмутительные факты нарушения прав человека в России? Почему не потребуют передачи Лугового судебным органам Великобритании, чтобы в установленном законом порядке было определено: виновен он в убийстве Литвиненко или нет? 

ЛВ: - На Вашем примере мы убедились, что западные организации уклоняются от выполнения международных конвенций, реагируя на их нарушения властями России не так оперативно и твердо, как этого требует сложившаяся ситуация. В России в пыточных условиях содержания остаются тысячи неправедно осужденных, среди них остро нуждающиеся в помощи больные политзаключенные; некоторые принудительно (!) заражены гепатитом и туберкулезом, на многих проводятся опыты. Как правило, это настоящие патриоты России или Ичкерии, а образ всенародных благодетелей искусственно лепится из предателей и террористов. 

МТ: - Нахождение в  Государственной Думе России господина Лугового   так и будет являться  официальным признанием России  убийц  героями.  И теперь мы ждем новых жертв такой политики.

ЛВ: - ...Что ясно дал понять зампред Комитета ГД РФ по безопасности Сергей Абельцев в передаче Н.Николаева

http://www.youtube.com/watch?v=IgfL7iIzqbY&feature=related
с Вашим участием. Мир с изумлением слышал мнение высокопоставленного чиновника, представляющего ФСБ и Госдуму, что, оказывается, следует не погибать за народ, как учили в войну, а надо учить убивать за родину.

 

Пользуясь случаем, повторю, как на Западе воспринимался Ваш голос, постоянно и отчетливо звучавший из застенков: Михаил Трепашкин совершил подвиг, не только предупредив россиян о взрывах, - но и не сломившись после ареста. Продолжив борьбу за всех осужденных невинно. - За активность и мужество Вам и было присвоено международное почетное звание Политзаключенный-2007.

МТ: - Я считаю, что сказанное мной - это хотя и известные умозаключения, но об этом надо говорить почаще. Я готов  отдельно ответить и на вопросы, дать интервью.

 

ЛВ: - Хотя Вы, как сказали, не получали лично в руки денег от Б.Березовского, но Фонд гражданских свобод активно помогает попавшим в беду, роль его неоценима. От себя я хотела бы выразить благодарность и этому Фонду, и подобной организации, основанной еще диссидентами-шестидесятниками и воссоздаваемой в США правозащитницами В.Пупко и Н.Банчик, и всем сходным Фондам: их роль велика и не скоро утратит значение. Если в России Фонды помощи политзаключенным намеренно интерпретируются как шпионские структуры, то в любой стране Запада их отсутствие просто немыслимо: существование гуманитарных Фондов залог гражданских свобод. Их работа в мире ведется открыто и официально, вызывая повсеместное уважение граждан. Также стоит поблагодарить Международную Амнистию хотя бы за то, что на сайте организации был создан раздел по Трепашкину... Международные правозащитники следят за состоянием Вашего здоровья: хотелось бы точно знать, до какой степени оно подорвано в заключении, и насколько именно предумышленно, чтобы не дать Вам выступить в качестве свидетеля номер 1 по делу А.Литвиненко.

 

МТ: - Как я неоднократно писал, накануне выхода на свободу я находился в тяжелейшем состоянии, и меня положили в больницу с той лишь целью, чтобы я смог выйти своими ногами. Но состояние здоровья у меня плохое, после созданных мне условий в колонии. Я только начал проходить обследование в территориальной поликлинике, и возникло столько вопросов, что уже около недели я "летаю" от врача к врачу, а сдвигов мало: до лечения назначили массу анализов, которые можно сдавать только в определенное время и определенные дни (некоторые из них).  Я проверяюсь также по поводу признаков туберкулеза. Не исключаю, что, если обследование затянется еще дней на пять, то я окажусь в больнице по вызову "Скорой"... Все данные будут сверяться с результатами обследования и рекомендациями врачей из Нижнего Тагила - Рыбалко (аллерголога) и Яковлевой (пульмонолога). Что касается лечения, то я уехал бы куда угодно, чтобы обследоваться и подлечиться, но пока что рассчитываю на помощь местных специалистов.

 

Из-за состояния здоровья и вынужденных "походов" по врачам я не смог прислать дополнительные материалы. Но добавлю, в частности, как "лечили" меня и других осужденных в ФГУ ИК-13 Свердловской области, об этом может свидетельствовать такой факт. Вместе со мной на так называемом "участке колонии-поселении"  ИК-13 отбывал наказание Васин Евгений Александрович из Новосибирска. Его упрямо не отпускали для лечения к специалистам в лечебные учреждения города Нижнего Тагила (нарушая законные права). А лечили врачи МСЧ ИК-13, как и меня,  различными таблетками сомнительного происхождения. В итоге он доехал до дома и умер. Это было в феврале 2007 года.  Он собирался не только выступить в качестве свидетеля по моему делу в Европейском суде по правам человека, но и сам собирался писать туда жалобу на запрет в получении надлежащей медпомощи. Говорил, что будет добиваться пересмотра своего уголовного дела, явно сфабрикованного властными коррупционерами по заказу. После освобождения я начал искать его координаты, и еще один осужденный - Яхин Равиль Рафаилович из Новосибирска - позвонил мне и рассказал трагический итог "идеальных" условий отбывания наказания (это из слов Абельцева в передаче Николаева) в ФГУ ИК-13. Есть и другие подобные факты. 

 

В период непродолжительного нахождения в МСЧ ИК-13 я узнал, что там в изолированной камере-палате находятся длительное время психически больные лица. Один из них, по имени Миша, иногда сутками стоит с поднятой рукой или сидит в одной и той же позе, справляет нужду в штаны и т.д., в общем - очевидно психически ненормальный. Но его не отправляют в спецбольницу. Ухаживают за ним другие больные-осужденные. 

 

Ни уполномоченный по правм человека в Свердловской области, ни прокуратура никогда не проверяли, кто же содержится в МСЧ, хотя осужденный Рожин Дмитрий Игоревич сразу после освобождения еще в феврале 2006 года писал обо всех ужасах лечения на стационаре в МСЧ.  Даже парализованных, которые не представляют никакой опасности для общества, там держат за колючей проволокой и не освобождают по болезни. Я еще в 2005 году писал о том, что под крылышком у приближенного к Путину В.В. губернатора Свердловской области Росселя Э.Э. создаются настоящие концлагеря.  И описанные факты -  яркое и наглядное свидетельство.    

 

ЛВ: - В своем интервью радио Свобода Вы сделали выводы, из которых логически следует: А.Политковская и А.Литвиненко были убиты, так как представляли опасность для власти, опубликовав только часть информации  - и придерживая остальную. Вы также дали понять, что по той же причине власть должна бояться Трепашкина. Обычно юристы стараются не обнародовать отдельные звенья, а собирать материал полностью, чтобы представить миру задокументированную картину в целом, досье. В последние годы ситуация изменилась, и мы считаем более правильным своевременно публиковать то, что есть: наше дело продолжат. Правозащитникам приходится, как на войне, перенимать взгляд на жизнь у чеченцев: как писал В.Высоцкий, Кто сменит меня, кто в атаку пойдет?. Режим убивает одних и после них сыновья уходят в бой, друзья и коллеги перенимают эстафету. Ваше дело бессмертно. В этой связи прошу Вас начать разговор о чеченцах. О тех, кто проявляет героизм в ГУЛАГе сегодня.

 

МТ: - Скажу о том, что было после моего перевода на общий режим. Хотя я находился в МСЧ,  числился все же за 18 отрядом ФГУ ИК-13. Это ВПО (воспитательно-профилактический отряд): особо опасные преступники (маньяки),  склонные к побегу лица,  склонные к нападнию на администрацию, а также чеченцы. Ну, и меня к такой же категории особо опасных для власти лиц определили.  У всех чеченцев там путь един: ШИЗО,  СУС,  ВПО (камеры, камеры, камеры). Мне рассказал на "больничке" один осужденный, которого я знал раньше по совместному сидению в московских СИЗО, что, когда их принимали с этапа, то били бейсбольными битами. 

 

Один чеченец от таких ударов по голове упал, но поднялся и бросился на этих "козлов" в силу своего кавказского темперамента. Его могли просто убить. Поэтому осужденные держали его изо всех сил и быстро уводили от принимающего строя с битами. А это типичная картина для ГУ ФСИН РФ по Свердловской области и для ИК-13 в частности. Не верьте проверкам!!!! Проверяющие предпочитают идти с администарцией. А ее почти все осужденные боятся, ибо за каждое слово потом надо платить здоровьем. И никто не поможет. Я готов на эту тему говорить много.

 

ЛВ: - Тем более, что даже Ваш адвокат Косик опубликовала красноречивое письмо: Дед у меня был то ли чеченец, то ли осетин.Это была тайна от Сталина, а поэтому до сих пор неизвестно, осетин он был или чеченец. Может быть поэтому, когда меня несёт, случаев,
чтобы меня кто-то смог остановить - не было. И не будет -
наследственность у меня плохая.

 

Чеченцы бывают разные, - но сомневаюсь, что это плохая наследственность... Чеченпресс и международные правозащитники будут постоянно следить, как проходит Ваше лечение. Мы рассчитываем публиковать фамилии врачей, названия медицинских организаций и  списки назначаемых Вам препаратов, так как до сих пор нельзя поручиться, что все рекомендации пойдут на пользу Трепашкину, и что профессионализм российских специалистов будет достаточным  в не таком уж простом Вашем случае.

 

МТ: - Я согласился на обследование меня врачом-психиатром (чтобы недруги не гнали галиматью на меня, обвиняя в психическом заболевании).  10 декабря 2007 года я получил официальное заключение врача-психиатра ПНД № 9 города Москвы, что я здоров.