Лариса Володимерова
Хайбах. Инквизиция

 

 

Пришло письмо почти с той стороны света. Постепенно они образуют весомый архив. ...Ваша жизненая позиция побудила меня к небольшому откровению из тех подлых тайн путинских спецслужб, за что они убили
А.Литвиненко. Я не знаю, почему Саша не назвал имя создателя и
непосредственного командира той террористической спецгруппировки, что взрывала
 дома и убивает неугодных режиму. Он, видимо, не знал: Макс Лозовский (Хромой), Марат Васильев и остальные были привезены в Чечню еще задолго до войны и проходили в горах спецподготовку по пользованию оружием и по взрывному делу. Тогда же в Чечню было
привезено с Лубянки оборудование, созданное еще в СССР по производству фальшивых долларов США. Я попросил вывезти и сохранить на Западе зашифрованную дискету, о содержании которой знала только А. Политковская. Там то, о чем Литвиненко говорил, только намного больше и точнее. Это и многое другое неизвестное я расскажу тет-а-тет. Я Чеченец.

 

...Так совпало, что в этот же день, уже простой почтой, пришло письмо от очередного чеченского автора, на первый взгляд не связанное с данной тематикой. Пропахло крепким мужским табаком; из конверта посыпались изданные в Грозном газеты, фотографии, копии...

 

Как ответил впоследствии автор, Казалось бы, и табак не "лагерный", и письмо с воли отправлено. Понятно, что письма с "зоны" имеют свой, ни с чем не сравнимый запах: не только простого, крепкого табака, но и страшно пропитаны запахом неволи, и поверьте, эта неволя имеет свой, ужасно въедливый запах, говорящий об очень многом, и прежде всего о горе, лишениях, невзгодах и пытках, пройденных человеком. Поэтому-то и их собаки легко берут след и звереют яростно. Знаете, даже на воле и после неоднократной сауны этот запах ещё долго мерещится.

 

...Я не буду вам напоминать, что такое Хайбах http://haybah.com/ , хранящий пепел семиста пятидесяти соотечественников. Для нас свято с ним связанное имя Мальсагова: народ чтит своих Сахаровых. - С историческим материалом обращался сын чеченского диссидента-правозащитника и ученого Дзияудина Мальсагова, именем которого названа улица в Джохаре. Д.Мальсагова, первым поднявшего в  страшные годы террора тему сталинского геноцида, благодаря чему миру стало известно имя - Хайбах, и дата - 1944, когда чекисты сожли живьем более 750 чеченцев, в основном детей, женщин и стариков.

 

Как прокомментировал присланные документы мой коллега Н.Д., В письмах сына Мальсагова ненавязчиво разбросано много
конкретных фактов, о которых могли знать только очень близкие к Зияудину люди и ... "специалисты": я достаточно хорошо знаю эту семью. Пафос писем, их эмоциональный настрой индивидуален и вполне прадиво отражает СЫНОВНИЕ чувства. Я виделся с его матерью Валентиной Петровной в России, когда она хлопотала за сына, который, как и сказано в письме, сидел в Туле. Она рассказала и о причине ареста... Он поступил, как настоящий чеченец. Все, что сказано о
Haybahe - тоже правда. Зиявди  и мне передал копии многих документов: ему хотелось, чтобы как можно больше лиц владело материалами о Хайбахе, где 24-25 февраля 1944 г. заживо было сожжено и расстреляно более 700 жителей Итум-Калинского (район назывался Галанчожским, - ЛВ) района. Мой архив полностью уничтожен во Вторую войну.

 

Внеся сторонние уточнения, возвращаюсь к свидетельству В.Мальсагова:

За борьбу отца подвергли репрессиям по пресловутой статье -антисоветская деятельность - и приговорили к лагерям в Тайшете, Мордовии, а затем еще больше года держали в Ленинградской спецпсихбольнице КГБ, - кажется, отец говорил, что в одно время с В. Буковским.

 

Об отце сказано немало, в том числе и корреспондентом BBC и Times Томасом Де Ваалом, который в первую войну работал у нас дома с архивными материалами отца. Мы живем в центре Грозного, так называемом "Барском доме", где когда-то жили англичане,
налаживающие в республике промыслы, интересовавшие журналиста. В
Лондоне он позже опубликовал книгу "Большая война в маленькой Чечне", где, хотя речь идет о другом, также отца упоминал. Один экземпляр презентовал Масхадову, когда тот
 
Лондон посещал, другой - с ним нам. В Москве я позже передал ему кое-какие ксерокопии, так как он все говорил, что именно об отце хочет писать. Есть ещё черновые варианты - в
тетрадях и на Западе, записано в 2000-2002 годах.

 

Имя Мальсагова Дзияудина Габисовича известно вЧечне любому
взрослому человеку. Это он добивался репатриации чеченцев, ингушей
на историческую родину, и во многом благодаря ему Хрущев вынужден
был вернуть наши народы из сталинской ссылки. Во время посещения
Хрущевым Алма-Аты, отец, взяв меня, трехлетнего, на руки, хотел
передать свои свидетельства главного очевидца по факту страшного геноцида и жесточайшего сожжения более 750 человек в колхозе имени "Берия". В тот раз нас к Хрущеву не подпустили. На другой день в театре удалось передать письмо. Хрущев сказал: - Товарищ Мальсагов, Вы понимаете серьёзность Вами приведенного обвинения? (Серов, виновный в трагедии, в то время был председателем КГБ СССР. По словам Гвешиани, приказ о поджоге людей был отдан Серовым и, по совпадению с названием колхоза, Берией, ЛВ). 

 

Отец ответил, что полностью отвечает за всё. И в 1956 г. была создана спецкомиссия из сотрудников Генпрокуратуры СССР, Политбюро ЦК КПСС, КГБ. Отца специально привезли из казахстанской ссылки. Были обнаружены людские останки, представлявшие обгоревшие кости со следами пулевых пробоин. Открытие захоронений обсудили на Политбюро: как раз Хрущев скакал на коньке разоблачения "культа личности". А дальше тишина. Наоборот, попытались уничтожить следы с помощью бульдозеров.

 

Когда проходила казнь, отец, замнаркома юстиции, подъехал в Хайбах и, увидев столь ужасающую картину, начал протествовать, с криком исступления кидаясь на генерала Н.К.В.Д. Гвешиани. Отца поддержал русский капитан Громов. Гвешиани думал расстрелять их обоих, но это могло стать концом его собственной карьеры.

 

Д.Дудаев в 1990 году, будучи ещё просто генералом, но задумав выдвижение в президентство, приехал домой, и как-то раз, когда я выходил от себя к ждавшим приятелям и компаньонам по бизнесу, у арки нашего дома остановился небольшой эскорт иномарок, которых не было тогда и в помине. Из машин вышли мои родственники - Мухади Мальсагов и Адам Дудаев - сын старшего брата Джохара Бекмурза, и сообщают с важным видом: там генерал хочет с тобой поговорить. Я сел в одну из машин, где был Джохар. Он побеседовал лозунгами о том о сём, и спрашивает: - А где отец? Говорю: - В селе. - В каком? - А ты из какого?

 

Вот и поехал он в Старый Ачхой, где у нас дома собрались все уважаемые старики из разных мест Чечни на "молт" (ритуальное богослужение, а затем обсуждение важнейших вопросов духовной и светской
жизни). Используя ситуацию (также и родство сыграло немалую роль), Джохар стремился набрать очки и заручиться поддержкой старейшин. Будучи президентом, он также заезжал проведывать отца. Одним из указов было переименование улицы Дагестанской в улицу Мальсагова. Об этом и многом другом написано очень много, и всё только с положительной стороны. Сообщали "Вести Республики" от 23 февраля 2007 года
и другие, в том числе журнал "ЛАМ", издаваемый Фондом А.Д. Сахарова на средства Конгресса США. Но, пользуясь случаем, я хочу заострить внимание на том, что эти негодяи с сайта ГУЛАГ поставили отца в один ряд с убийцей Гвешиани.

 

...Я разглаживаю уже пожелтевшую газетную страницу с фотографиями родных Мальсагова. Данко чеченского народа. Д.Мальсагов во время первой встречи с будущей женой; с еще живыми обоими сыновьями; с сыном и внуком... Статья самого Д.Мальсагова: Инквизиция. Это не должно повториться....  Кто мог подумать тогда, что чекисты уничтожат в сотни раз больше своих и чужих?! 

 

...Мне припомнилась недавняя статья Ахьмада Хьачароевского, разоблачившего Мельникофф, владельца сайта Гулаг. Окончательно лицемерие подрывников чеченского государства проявилось, когда погиб А.Литвиненко, так как по идее, принятие им Ислама, должно бы было ими приветствоваться, но зеленые комиссары начали обливать его имя грязью. Что касается С.Мельникова, так тот вообще выдал подлинное фото А.Литвиненко за фальшивку....

 

Владимир Мальсагов, защищая имя отца, негодует: "Melnikoff-gulag"

ушатами льет на вас грязь и намекает, мол Чеченпресс - проект ФСБ. Интересно, чем может ответить интернет-издание за свои инсинуации и гнусную, ничем не подкрепляемую ложь (причём очень легко доказать их ложь)? Это я с нашей стороны могу на 100% предъявить претензии к ним!


Только из-за войны Д.Дудаев не смог опубликовать указ о переименовании улицы, и это сделал уже Масхадов - с прикреплением мемориальной доски на нашем доме, ведь окна нашей квартиры как раз выходят на улицу Мальсагова. На эту тему и другие, связанные с геноцидом, в
прессе с началом гласности выходила масса материалов, где именем отца, повторю, только восхищаются, везде его мужество и действия ставят в пример и описывали все и всегда до сих пор исключительно с положительной стороны. Именно по публикациям в прессе и обращениям отца в Генпрокуратуру СССР при Горбачёве, была
отправлена в горы следственная группа, возглавляемая следователем Цакаевым. Отец, бывший главным свидетелем трагедии, на месте рассказывал и показывал, как именно всё происходило. Члены комиссии поднимались в горы на машинах, а также несколько раз на вертолётах.

 

Кроме того, отец также известен был тем, что, освободившись сам, многим помогал обрести свободу. По специальности юрист, адвокат, и имея к тому же в друзьях многих диссидентов-правозащитников, таких писателей, как Кастерин, Писарев - прошедших ГУЛАГ, он помогал заключенным. Им даже удавалось людей из-под "вышки" спасать. А в статье главреда
журнала М
elnikoffa, некая мадам то ли по незнанию темы, халатно отнесясь и внимательно не изучив материал, то ли намеренно пишет подлую чушь, ставя в своём тексте сталинского палача Гвешиани и моего отца в один ряд преступников. Может быть, это умышленная чья-то гнусная и мерзко подлая провокация?.

 

...Я листаю чеченские письма из разных стран и понимаю, что разговор бесконечен. Очень многие вывезли секретные материалы на Запад и вскоре их обнародуют. Закончу тем, с чего мы и начали со свидетельства пока безымянного автора:

 

...На CD закодированы имена и местами наведена некоторая "романтичность", в целях безопасности. Будет опубликована  
книга, но только опасная - пуще атомной бомбы. Александра ведь убили, не поскупившись на полоний, хотя он многое знал лишь по оперативным слухам. За мной следили, долго охотились по России, пока я мыкался без документов, которые они уничтожили, когда сажали меня в
тюрьму. Под конец с трудом удалось "спеть" - "Прощание славянки"...

 

Я приехал в Европу несколько лет назад, и тут уже случайно получил информацию, что некий гражданин России по Европе с женой вояжирует... Вроде бы простое дело, кабы не знать, что это полковник путинских спецслужб и командир того подразделения (где были Макс Лозовский и Марат Васильев), что взорвало дома и убирало неугодных. Потому и
понятно, что путешествует с женой - для легенды прикрытия. Я сразу понял, что это Путин готовит очередную подлость: ясно было - теракт. Так как по этому делу специалист сюда послан. Америку Путин убедил в общей теропасности 11 сентября (а что это дело рук Москвы я на 100%
убеждён, на то знаю и доказательства). Теперь Путину нужно было убедить Европу и устранить препятствия для пролезания тогда еще в
G7. В Европе, если помните, через СМИ стало пробрасываться, будто чеченцы что-то готовят то ли взрыв на Эйфелевой башне, то ли ещё
что... Я тогда предупредил власти и заинтересованные службы, что теракт готовится, и легко можно было отследить где именно. Можно было избежать теракта лондонском метро - прояви они элементарную бдительность... А меня стали спрашивать: - Вы что, у террористов интервью брали?.. Что я мог сказать? Всего не расскажешь. Тогда власти мне ответили негативом и не дали гражданства. Только постфактум,
при обжаловании мною в суде, они поняли свою большую ошибку.

 

...Сколько раз я брала интервью у кавказских беженцев. Как часто они показывали свои письменные обращения во все инстанции о предупреждении взрыва 11 сентября и других, европейских терактов. Никто им не верил!

 

Папа Римский, заступившийся недавно за беженцев, проявил дальновидность. Но взорванных не вернешь. По инерции и равнодушию мы пренебрегаем и нашими новыми Сахаровыми. Давайте прислушаемся и будем хранить память о тех, кто героически подал пример. В первых рядах легендарный чеченец Дзияудин Мальсагов.