Лариса ВОЛОДИМЕРОВА
Голоса из путинского ГУЛАГа (продолжение)

Часть 2. Карательная медицина.

 

 

 

 

 

 

 

 

(Часть 1 здесь)

 

21.12.07.

Обрабатывая поток документов о карательной медицине в России, приведу свидетельства политзаключенных. Цитата из недавнего письма Бориса Стомахина:

Первое моё письмо, отправленное ещё в августе из лагерной больницы, увы, не дошло... Увы, сидеть мне ещё долго, но сдаваться я не собираюсь. Сломать меня ИМ не удалось за прошедшие 1 год и 7 месяцев и не удастся впредь, это я вам обещаю. И когда бы ни выпустили ? я не собираюсь бросать нашу общую работу, наше "безнадёжное дело", как говорилось в старом диссидентском тосте, и уходить в личную жизнь. Я по-прежнему в ваших рядах, пока живой, ? как здесь, так и на воле!

Я знаю, что Буковский упоминает меня в своём манифесте, и считаю этот факт честью для себя. Отсюда трудно следить за тем, что творится на воле, особенно в оппозиционной тусовке; но я знаю, что летом освободили Надежду Ракс, что вроде бы кончились или кончаются сроки у большинства лимоновцев, да и Трепашкин должен выйти уже скоро ? 17 декабря. Из тех, кого я знаю, остаётся Новиков, да я сам (ну, естественно, не считая Ходорковского и его людей, это само собой разумеется).

Я и Новиков сидим не просто так, по какому-то придуманному обвинению, а непосредственно по "закону об экстремизме", ст. 280. (Т.к. закон совершенно репрессивный, специально придуманный для затыкания ртов, то именно на такие дела и нужно обращать первоочередное внимание). Материал "Новой газеты" о Новикове я прочёл ? действительно, материал неплохой. Но этого мало, разумеется, ? нужна активная кампания в его защиту. Он сидит уже год, или около того, и есть надежда, что вскоре его действительно выпустят.

...Это хорошо, что вы так считаете, что я не на обочине борьбы сейчас нахожусь, а на переднем крае. Это очень приятно слышать (читать). Просто у меня тут такое ощущение всё время, что я на обочине нахожусь в абсолютно чуждой мне среде и лишен возможности заниматься тем главным делом, которым занимаюсь всю жизнь.

...Я не прощаюсь, а очень хотел бы сказать так же, как Буковский написал мне на своей книге: "До скорой встречи". Увы, будет ли она такой уж скорой, я не знаю, но надеюсь, что всё же нам доведётся ещё в этой жизни увидеться... С наилучшими пожеланиями, ? ваш Борис Стомахин, политзаключённый. 30-31.10.07 г., Буреполом.

Касательно нашего коллеги, журналиста Андрея Новикова, - как писалось на ЧП 12 декабря, суд Рыбинска Ярославской области не нашел оснований для его дальнейшего содержания в психиатрической лечебнице, где Новикова удерживали в течение девяти месяцев, запрятав так глубоко, что долгое время его не могли найти даже российские правозащитники-психиатры. "Новиков стал жертвой карательной системы, противоречащей нормам права", - говорится в пресс-релизе "Репортеров без границ". Обвинение было основано на двух электронных письмах, которые он отправил в местные газеты, но опубликованы они тем не менее не были. "Репортеры без границ", опровергая карательную экспертизу, сообщали, что до того, как журналиста поместили в психушку, его обследовали двое врачей и не нашли никаких отклонений.

Для насильной доставки в тюрьму и больницу в России давно не требуется доказательств и показаний. Иногда неугодных властям туда не довозят: так, 13 декабря состоялись похороны активиста Национал-большевистской партии Юрия Червочкина, избитого у подъезда своего дома в Серпухове за два дня до Марша несогласных и скончавшегося в НИИ Бурденко, не приходя в сознание. За час до нападения он сообщил по телефону, что за ним следят люди, в которых он узнал знакомых ему сотрудников подмосковного УБОПа.

О продолжающемся преследовании сообщают журналист Евгений Новожилов из Краснодара и поэт Роман из Архангельска, известный по западным литературным изданиям под псевдонимом Земляк. Напомню, что поводом к угрозе заточить Романа в психушку стала кража бюллетеня на избирательном участке и пересылка для публикации на Чеченпресс (коллекцию бюллетеней Роман собирает с 95-о года). Еще год назад, предвидя события, Роман написал стихи о Д.Медведеве. Приведу выдержку:

...Из магазина
С экрана светит
Апостол Дима,
ЛЖЕДМИТРИЙ ТРЕТИЙ

Слова и ветры
Всё куролесят
В наш беспросветный
Ледовый месяц

Все люди квиты
Порядок всюду
И зайцы сыты
И волки будут.

Предлагаю цитаты из характерных писем Романа, интересных нашим читателям, - на чем именно основано бытовое преследование россиян, и как упекают здорового человека в дурдом:

Я к политике никакого отношения иметь не могу, т.к. идейный анархист. Но с режимом не желаю и не могу иметь ничего общего. Они ещё с 96 г. долбят, причём именно при приближении выборов, - это местные холопы стараются, чтоб не было никаких акций, публикаций и т.д. Я чист перед законом (пусть даже и перед таким). Если бы наскребли
на меня хоть что-нибудь по линии МВД, ФСБ - давно бы засудили, т.к. молчать бы всё равно не стал. Вот они и используют всё, что можно и нельзя. Липовые штрафы, не существующие бумаги, провокационные письма. Скажем, если бы приехали в воронке, забрали и убрали - так это бы хоть явно было, да и не обидно ТАК пропадать. А тут - всё исподтишка. Письма и простые, и заказные проверяют, правда, почти всегда заклеивают обратно с какой-то лентой типа Почта РФ. С почтальонами просто не захотел скандалить, работают девчонки почти даром, да и не они зарубежные письма украли. Все эти меры воздействия относятся не только ко мне, наверно, ко всем, кто на крючке.

Засветился за последнее время с экстремистами, радикалами, вот и снова ковыряют, стукачество у многих в крови. Про эл. почту вообще молчу. Про всё, что не вписывается в генеральную линию - либо молчок, либо оскорбления. Виноваты все, кроме генеральной линии. Шансов на перемены нет, с виду население довольно (спасибо природным богатствам), но лишь потому и довольно, что не знают лучшей жизни и власти. А беспредел почти полный! У нас здесь (и в др. регионах) уже давно поджигают деревянные дома в центре, чтоб построить особняки. Недавно даже дом попа подожгли. Это в христианской среде. В поликлинику бабушки занимают очередь в 4 утра. Как-то простудил ухо, пришлось ехать в другой район к частному лору, в гос. клинике не лечат даже за деньги!

Завтра еду к их судье, но абсолютно спокоен, советов много получил, и сибиряки хорошо рассказали, там тоже кого-то забрали за митинг летом. Сибиряки позвали к себе, а они же люди честные, Россию много раз спасали.

...В конечном счёте менты могут насильно привезти, куда надо, так я завтра заранее туда и подъеду, отмечусь. Далее - нужно подавать встречный иск (повода-то у них нет) в суд, но вот не хочу так низко опускаться, суд тоже их. Очевидно, разнарядка сверху. А по списку на любого можно "дело" найти. В общем, люди помогли, и тебе спасибо в очередной раз. Я давно бы мог оформить себе инвалидность по шизо (специально, конечно), но система такова, что могут и заколоть, а потом ещё нужно будет обязательно ходить по кабинетам и доказывать, что ты псих. В самом крайнем случае - придётся.

Жить не дают. Иной раз среди ночи менты ввалятся, ошиблись этажом, однако. Для РФ нормальная ситуация. ...Они же подлейше действуют - шлют свои письма на адрес мамы (главного человека в любой жизни, ты же мама), и сейчас пока вывожу ее из шока. В любом случае, ни за что не сдамся ни за что, лучше с врачами договориться, люди хорошие. В психушке за несогласие бывал ещё в период ельцина, в 96 г, так просто не завалят.

...Сейчас ищу все возможные статьи законов и т.п., запрещающих насильственное помещение. Нужно быть подкованнее. А действуют ещё подлее - советуют приехать с вещами и просят, чтоб маму привёз, для разговора. Говорят, ТАМ (в психбольнице ЛВ) сейчас гуманнее стало... На всякий случай - вот мои реальные данные... паспорт... В худшем случае - получишь письмо с другого адреса, от надёжного человека.
Таких случаев в журналистской практике множество. Беспредел правит Россией. Не случайно сознательные граждане повернулись лицом не к демократам-соглашателям, молчавшим долгие годы, - а к В.Буковскому,   который после более чем 10 лет отсидок и психушек получил образование в Кембридже, занимался научной деятельностью и, при первой возможности оставив благополучную и свободную Англию, возглавил митинг в Москве.

В разговоре о карательной психиатрии в России не обойдем вниманием данные Санкт-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека и ее председателя Романа Чорного, спасающих детей, и не пропускающих  острые случаи правонарушений во взрослой среде.

По последним и еще не уточненным данным, журналиста газеты "Новый Петербургъ" Николая Андрущенко из СИЗО в Санкт-Петербурге увезли в психбольницу на принудительную судебно-психиатрическую экспертизу. "Новый Петербургъ" газета, размещавшая немало националистических текстов, но "прессуют" ее за то, что там была
опубликована статья "Почему я пойду на марш несогласных" и за
критические статьи относительно беспредела жилищно-коммунальных властей СПб.

Предыстория. Радиостанция "Свобода" 13 декабря опубликовала сообщение о пикете в защиту Андрущенко. "В Петербурге прошел митинг в поддержку заместителя главного редактора газеты "Новый Петербург" Николая Андрущенко, арестованного за статью "Почему я иду на "Марш несогласных". В санкционированной акции участвовало около ста человек, в том числе активисты оппозиционной коалиции "Другая Россия". В конце ноября типография отказалась печатать номер газеты со статьей о "марше несогласных". Позже в редакции "Нового Петербурга" прошли обыски и газету закрыли". 13 декабря "Фонтанка.ру" назвала с усмешкой статью "Фото с митинга в поддержку Нового Петербурга: веселая компания - старушки и нацболы". Материалы переданы Романом Чорным: Я знаком с Николаем Степановичем Андрущенко с 1998 - 1999 годов.

Уставная цель нашей комиссии - защита прав человека в области душевного здоровья. Н.С. Андрущенко написал много обличительных статей о нарушениях прав человека в петербургской психиатрии и в психиатрии Ленинградской области в 1998 - 2000 годах. Поэтому я не мог не выступить на пикете. Я сказал о том, что недопустимо нарушать право на свободу слова в демократической стране и помещать людей в психиатрические больницы с карательной целью. На данный момент есть слухи о том, что Н.С. Андрущенко может быть помещен в психиатрическую больницу на судебно-психиатрическую экспертизу. Вероятно, основание для подобных слухов - заявление господина Юниса Лукманова, председателя Жилищного комитета Администрации Санкт-Петербурга.

Увы, случай Николая Андрущенко не единичный. Так, интернет-издание Пресс-атташе.ру опубликовало статью "Неугодные журналисты в психушках":

"Всемирная организация по борьбе с пытками потребовала немедленно
освободить Артема Басырова, активиста оппозиционной коалиции Другая
Россия в республике Марий Эл, которого принудительно удерживают в
психиатрической больнице. С точки зрения организации, вся эта история
имеет политические мотивы. Международный секретариат организации
обратился к международному сообществу с просьбой срочно вмешаться.
Авторитетная межрегиональная общественная благотворительная
правозащитная организация "Комитет за гражданские права" опубликовала
22 ноября заметку под названием "Благовещенск: арестован журналист Влад Никитенко": "В Благовещенске арестован и помещен в СИЗО журналист Влад Никитенко. Власти расправились с неугодным за его резкую критику в адрес Председателя Амурского областного суда, - за необоснованные, несправедливые, незаконно вынесенные им приговоры.

Недавно следствие приняло решение о направлении Никитенко в психиатрическую больницу Хабаровска для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Не исключено, что Влада постигнет участь его ярославского коллеги Андрея Новикова, запрятанного властями в рыбинскую психушку и заколотого сильнодействующими препаратами. Никитенко обратился за помощью с открытым письмом к журналистам России.

Вот лишь несколько регионов, где царит беспредел: Санкт-Петербург, Благовещенск, Йошкар-Ола. А если вспомнить Ларису Арап, Андрея Новикова, Сергея Сотника, Олега Хаймина, то можно добавить Мурманск и еще раз Петербург к этой скорбной "географии" карательной психиатрии.

"Википедия" пишет: "Карательная психиатрия, она же репрессивная психиатрия форма борьбы с политическими противниками. Случаи использования карательной психиатрии имели место во многих странах (включая развитые демократии), но наибольшую известность получило использование карательной психиатрии в США и СССР. Примеры
жертв карательной психиатрии:

      * Григоренко, Пётр Григорьевич, генерал
* Горбаневская, Наталья Евгеньевна
* Игрунов, Вячеслав Владимирович - признан в 1976 году шизофреником за распространение самиздата профессором Тамарой
Печерниковой
* Владимир Буковский
* Есенин-Вольпин".

Врач-педиатр Роман Чорный предоставил нам запись своего разговора с О.М. Щуковской, юристом по правам человека, о соблюдении прав в области душевного здоровья в России. Слово специалистам:

РЧ: - 20 ноября состоялось оглашение постановления  Конституционного Суда по делу о проверке конституционности законодательства, устанавливающих порядок применения принудительных мер медицинского характера, а именно, статьи 402, части первой статьи 437, статьи 444, части первой статьи 445, главы 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и главы 15 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Матвеева В.К., Лобашовой О.Б. и Абламского С.Г. Заявители полагали, что оспариваемые статьи нарушали их конституционные права и свободы, так как давали возможность произвольного применения принудительных мер медицинского характера. На какие еще проблемы в современной психиатрии, на Ваш взгляд, нужно обратить особое внимание?

ОЩ: - Правозащитные силы обеспокоены сложившимся в российском здравоохранении порядком получения согласия больных  на проводимое им лечение и качеством информирования больных о применяемых к ним методах лечения и о возможных результатах и побочных эффектах такого лечения. Особенно это касается наиболее уязвимых граждан детей и пациентов психиатрических учреждений. Это тем более важно там, где речь идет об испытаниях медицинских препаратов.

РЧ: - Как выглядит ситуация с соблюдением прав человека в российской        психиатрии в юридическом смысле?

ОЩ: - Мы имеем дело с гарантиями личной неприкосновенности человека и правом на защиту частной жизни, как это предусматривает национальное право и международные обязательства России-участницы Европейской Конвенции о гарантиях защиты основных прав и свобод человека (соответственно, ст. 5 и 8 Европейской Конвенции).  Раздел IV Основ Законодательства РФ об охране здоровья граждан наделяет последних определенными правами при оказании им медико-социальной помощи, в том числе: а. правом на получение информации о своих правах и обязанностях; правом на информацию о состоянии своего здоровья, при том что, необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина (его законного представителя); б. правом на отказ от медицинского вмешательства и/или правом на его прекращение, за исключением случаев проведения медицинского освидетельствования, госпитализации, наблюдения и изоляции граждан, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, или лиц, совершивших общественно опасные деяния, на основаниях и в порядке, устанавливаемом Законом Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".  Кроме того, медицинское вмешательство может проводиться без согласия гражданина в ситуациях, связанных с проведением противоэпидемических мероприятий, что регламентируется санитарным законодательством РФ.  Наконец, наряду с общими гражданско-правовыми нормами о возмещении ущерба, в соответствии со статьей 68 Основ Законодательства РФ об охране здоровья граждан, гражданин наделен правом на возмещение ущерба в случае причинения вреда его здоровью при оказании медицинской помощи.  Защита нарушенных прав гражданина при оказании ему медицинской помощи осуществляется в административном (посредством жалоб на имя должностных лиц мед. учреждений) или в судебном порядке. 

Р.Ч.: - Нетрудно представить, что, когда речь идет о психиатрических больницах, нужно постоянно иметь в виду следующее: это закрытые учреждения - попадающие туда люди, фактически, оказываются на положении лишенных/ограниченных свободы, - не совершив никакого противоправного деяния, испытывают на себе эту меру уголовного наказания. 

ОЩ: - Очевидно, что такое положение дел с сомнительной законностью пребывания гражданина в психиатрическом стационаре создает почву и для злоупотреблений в сфере применяемых к пациентам методов лечения.  Трудно оспорить тот факт, что, на практике, медицинское вмешательство и применение медицинских препаратов в таких заведениях не поддается эффективному контролю ни со стороны самих пациентов (находящихся в близкой к  абсолютной физической и моральной зависимости, где крайне ограничены и их личная неприкосновенность, и их право на личную жизнь), ни со стороны третьих лиц, находящихся за стенами психиатрических учреждений (законных представителей и судов), ни тем более, такого контроля трудно ожидать от самих администраций больниц и интернатов. 

РЧ: - А какова ситуация с правами детей и недееспособных?

ОЩ: - В правовом смысле, их положение выглядит еще более тяжелым: решение о согласии на применении к ним препаратов и других методов лечения находится в руках опекунов и попечителей, в лице которых часто выступают образовательные и социальные учреждения (детские дома) и сами же психиатрические учреждения (вернее, их администрация).  Правовая и физическая уязвимость этой категории граждан становится очевидной. 

РЧ: - Ни разу не видел ни в одной психиатрической больнице в России вывешенную Европейскую конвенцию о защите прав и основных свобод человека.

Поблагодарив участников беседы О.Щуковскую и Р.Чорного, - напомню, что 16 ноября волонтеры и сотрудники Санкт-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека провели пикет напротив Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга и выразили протест против законопроекта "О биомедицинских исследованиях". Повод очевиден: недавно в Росздравнадзоре была создана рабочая группа, которая должна разработать поправки закона О лекарственных средствах, чтобы отныне можно было проводить исследования психотропных лекарств на подростках. Эти новации предусматривают возможность проведения испытаний и на детях-сиротах например, с письменного согласия опекунов, администрации детского дома. Ни для кого не является новостью, что неугодных интернатских детей необычных, талантливых, просто подчас хулиганящих, как все нормальные дети администрация большинства детских домов сажает на галоперидол и наказывает другими подобными методами. Очевидно, к каким злоупотреблениям безнаказанность в опробировании лекарств может привести при существующем положении с правами человека в этих учреждениях в России.

Дети и российские заключенные это не подопытные кролики. В 2008 год Россия входит как страна, повсеместно нарушающая конвенции и права человека; страна, по последнему слову инквизиции и гитлеровских застенков оборудовавшая концлагеря, широко и открыто применяющая пытки. Без суда и следствия пропадают в тюрьмах тысячи наших граждан самых разных национальностей.

Молчать об этом не имеют права ни россияне, ни правозащитники, ни правительства цивилизованных стран.