МИХАЭЛЬ ДОРФМАН.
Часть II

 

Михаэль Дорфман и Премьер-министр Израиля Ehud Barak

Интервью, часть I, часть II

3. Михаэль Дорфман и история


Михаэль Дорфман: Я репатриировался студентом-медиком и поселился в Иерусалиме. После ульпана продолжил свою учебу на медицинском факультете, но быстро понял, что хорошим врачом не буду. В СССР я учил медицину больше для мамы... Через год мне, как одиночке, дали комнату в хостеле в Беэр-Шеве. Потом я уезжал, был в Италии, в Швейцарии учился на повара в Международной школе гостиничного менеджмента в Лозанне. Затем – Франция, о чем уже говорил. Девять лет проработал программистом отделения химии Университета им. Бен-Гуриона в Беэр-Шеве. Потом занялся издательством, рекламой и общественными отношениями. Так получилось, что пришлось основать первую местную газету на русском языке в Негеве...

Лариса Володимерова: Лучшую газету. Ее расхватывали. Ты сам был новым репатриантом; в чем разница между вчера – и сегодня?

М.Д.: Сегодня быть "русским" - "не фирма". 20 лет назад русскоязычные репатрианты занимали хорошее место на социальной лестнице. Общество было монокультурным и идеологизированым, не позволяло себе враждебных выходок по отношению к алие, стесняясь своей ксенофобии. Году в 1976 оскорбили солдата-оле. И министр обороны Шимон Перес лично приезжал извиниться на собрании Объединения выходцев из СССР перед всей общиной. Сегодня общины нет, появилось понятие "русская улица", фигура умолчания для русского гетто. Прежде в иврите существовала лишь улица арабская. Миллион человек оказались в общественном смысле вне общества - на улице. Накануне приезда миллиона "русских" израильское общество было поляризовано по различным осям - правые-левые, светские-верующие, восточные-ашкеназы, евреи-арабы… Кое-кто расчитывал с помощью русской алии решить собственные проблемы, а "русские" не вписались в схему, они стали третьей силой, заняли особую позицию по всем вопросам израильской жизни. Благодаря этому общество стало развиваться по направлению к истинному плюрализму и демократии.

Л.В.: Мы медленно подводим читателя к тому, что вынудило тебя организовать Пантеры. А заодно от себя предложу читателям задуматься, хотят ли и могут ли они помочь вашему крепнущему движению.

М.Д.: Дети, затравленные в школе, перестают учиться, теряют интерес к жизни. У них нарушена коммуникативность, снижается успеваемость. Дома они редко находят поддержку. А еще встревает "умный" папа, объясняющий, что "я в твои годы морду бил"... В Беэр-Шеве сложилась тяжелая ситуация. Есть районы, где дети боятся ходить одни, районы, ставшие ареной войны молодежных шаек, составленных по этническому признаку. Порог насилия в "русском" обществе значительно ниже, чем принято в Израиле. Я приехал сюда молодым и влюбился в здешнюю ненасильственность. Был студентом, служил в армии. Ситуации, которые, по моим российским понятиям, должны были бы разрешиться в кулачном бою, здесь в худшем случае кончались криками. Сейчас все изменилось. Молодежные шайки есть всюду. Ребенка могут избить среди бела дня. 80% стычек между детьми переходит на рельсы расизма. Ребенку напоминают, что он аутсайдер, изгой, что все русские - воняют, "русская" девочка - проститутка, потому что "все русские - проститутки", мать - гулящая, отец - "мафия"...

Л.В.: Несколько лет назад районы Гимел и Далет были просто бедными, - родные наши места. А за то, что мама – проститутка, ребенок обязательно бил, это считалось самым крутым оскорблением. Пятилетнего малыша теоретически можно было отпустить одного в 12 ночи, его бы еще проводили, евреи добры, заботливы, что всемирноизвестно. Ты согласен, что должны были нарушиться все основы, самое святое, чтобы мы пришли к сегодняшнему положению?

М.Д.: Расизм есть всюду. Мою родственницу продержали 8 часов в аэропорту потому, что она - светловолосая. Недавно была делегация профсоюзников из Западной Украины; всех профкомовских теток, которым за 50, в аэропорту предупредили, чтобы не вздумали заниматься здесь проституцией... Самые заядлые русофилы боятся проникновения в израильскую действительность криминогенной российской атмосферы. Большинство "русских" структур являются филиалами политических партий и не способны работать в израильских условиях. С алией сюда хлынуло множество людей с криминальным прошлым. Год-два они состояли клиентами министерства абсорбции, потом соорганизовались между собой. Многие их авторитеты здесь постоянно, или приезжают сюда отдыхать. В полиции мне рассказали, что существует джентльменское соглашение, по которому Израиль является убежищем для криминала, если здесь не ведутся дела, а бандиты просто живут, держат деньги. Почему такая жесткая кара постигла Григория Лернера? Ведь он занимался обычным мошенничеством, но нарушил неписаное правило. Я встречаю людей, разыскиваемых в СНГ за убийство, за преступления. По словам бывшего начальник "Натива" Якова Кедми - 90% людей с криминальным прошлым из среды олим привлекались там за хозяйственные преступления. Это хищения, мошенничество, кражи, злоупотребление служебным положением. Некоторые сферы "русской жизни" в Израиле выглядят так, как они выглядят, это логично. Русский криминалитет действует в основном среди "своих". Распространены рэкет, торговля наркотиками и людьми. Тайной мечтой русскоязычного избирателя было то, чтобы "наш контроль" покончил с этим в первую очередь. Но русские и много нужного привнесли в жизнь страны. 30% студентов 2-и и 3-й степени в университетах - выходцы из СНГ. Это только в Еврейском университете в Иерусалиме, а еще больше - в Университете им. Бен-Гуриона. В Хайфском университете немного меньше, зато в Технионе - больше. Но нужны общенациональные программы. Президент Университета им. Бен-Гуриона делает все возможное, чтобы продвинуть новых олим, сопротивление велико. Израильский профессорский корпус состоит из поколения 40-50-летних. В ближайшие 20 лет они сами по себе не подвинутся. А потому по данным депутата Кнессета проф. Нудельмана, только 4% ученых-олим занимается научно-исследовательской деятельностью.

Каждая группа населения имеет право на свои культуру и образ жизни. В течение сотен лет еврейское общество было многоязычным, были домашний язык, язык улицы, язык молитвы... В русских школах преподают иврит и английский, обучение на гораздо более высоком уровне. Но русская система готовит детей к экзамену, как к соревнованию. Израильская же школа подготавлтвает к жизни, восемь классов ребенок проходит процесс коллективизации. Русская школа объясняет отсев высоким уровнем знаний и требовательностью, но это - издержки педагогики. Русские школы не умеют работать с государственными учреждениями, получать бюджеты из казны. Им следовало бы включится в общую школьную систему, не поступаясь при этом своим особым характером. У израильской школы существуют языковые проблемы, например, понимания прочитанного. До 4-5 класса многие дети не умеют читать. Дело в структуре языка, на иврите невозможно прочесть слово, не поняв его. Зато религиозные дети начинают читать в хедере с трех лет. У них этой проблема отсутствует. Система преподавания иврита устарела, а в одной только Беэр-Шеве проживает порядка 60 тысяч репатриантов.

Кое-кто пытается представить проблему расизма, как межэтнический конфликт между "русскими" и "североафриканцами". Но все слои нашего общество пронизаны расизмом. Журналисты спросили одну нашу девочку: "Из какой этнической группы школьники наиболее враждебны?" Она ответила, что все одинаковы. Тогда спросили иначе: "А кто наиболее враждебен?" Она сказала, что нет особенно враждебных. Тогда ее спросили напрямик: "Правда ли, что марокканцы обижают тебя больше всех?" И она ответила: "Да". А вот если бы задали вопрос, каков этнический состав класса, то стало бы ясно, что в ее классе всего один мальчик из семьи выходцев из Индии, девочка - из семьи олим из Персии, а остальные - русские и выходцы из Магриба. Нам известны случаи расизма в ультра-религиозных йешивах для девочек и в элитных школах севера Тель-Авива. У русских ребят тоже встречаются проявления расизма, но этот расизм – израильский.

Л.В.: Миша, как относится глава правительства Эхуд Барак к русскоязычной молодежи?

М.Д.: Похоже, молодых он в упор не видит. Мы с ребятами наняли автобус и отправились на концерт, устроенный Русским еврейским конгрессом 10-о мая в парке Яркон. Там было более 150.000 человек, по преимуществу молодежь. Барак поднялся на сцену в сопровождении телохранителей, что напоминало выход группы "Любэ". Прокашлялся и обратился... к пенсионерам.

Знаешь, думаю, я в этом тоже виноват. Во время предвыборной кампании я работал в его пропагандистком штабе. Организовывал ему встречи с русской публикой. На одной встрече было грустно, Барака не понимали, пришли ветераны со своей самодеятельностью. Я видел, что вечер не удается. Подошел и тихо спросил: "Ты русские песни знаешь?" Все израильтяне его возраста, выросшие в киббуцах, знают русские песни. Вот я ему и посоветовал - подпой... Тут меня охрана окружила; жена его за рукав теребит, не ходи, мол, ты слов не знаешь... Но он встал, подтянулся, взял микрофом и запел, верней замычал Калинку... Ну, хор ветеранов подтянул, балаечник, помню, там был... Тут телевидение наехало. Эта фотография все газеты обошла. Ему так понравилось, что он потом везде пел. А финальное выступление за день до выборов дал на концерте с Иосифом Кобзоном. До сих пор петь порывается. Может быть, стоило его попросить попеть с группой "Руки вверх", чтоб он молодежь заметил?..

Покойный премьер Ицхак Рабин – возможно, единственный, кто показал, что его поколение способно пойти до конца. Кто-то считает его героем, кто-то - национальным предателем. Но он проявил волю и добился того, чего хотел.

Лишь сейчас наше общество с трудом начинает понимать, что и Шимон Перес - израильтянин, и русский - тоже израильтянин; и ультраортодокс, и восточный еврей, и даже араб - израильтянин, как и пальмахних Ицхак Рабин. Дети интифады - тоже в какой-то мере израильтяне, которые выросли среди нас, поняли нас, когда мы не хотели обращать на них внимания. Поэтому их борьба оказалась результативной.

Л.В.: Острая тема – муниципальные выборы... Почему ты не в мэрии?

М.Д.: А что мне там делать? Я выполнял работу советника по русским делам. Были вещи, которые я критиковал профессионально. Я был против того, что мэр города Тернер не включил в свой список русскоязычных представителей. Это грубое проявление расизма, отталкивание олим от участия в израильской жизни. Я протестовал против методов пропаганды среди русскоязычного населения. Там проповедовали настоящий расизм. Штаб выпустил листовку, где белый интелигент-генерал Тернер противопоставлялся чернявому сомнительному каптерщику (речь шла о сопернике Тернера Давиде Бунфельде из ЛИКУДа). Как-то Авигдор Либерман по другому поводу заметил, что выборы пройдут, а ненависть останется. В Беэр-Шеве так и случилось.

Л.В.: У Вас нет официальной поддержки. А что будет дальше?

М.Д.: Средства я достану в основном за границей. Надеюсь, кто-то решится серьезно помочь. В Израиле нам трудно потому, что, даже если мы добьемся политической поддержки, то ничего не получим быстро. Страной управляют бюрократические элиты. Делается то, чем мы занимаемся, когда речь идет об арабах или эфиопах. Мы часто натыкаемся на фонды и организации, чья деятельность аналогична нашей. Но всегда оказывается, что они работают в арабском секторе. Получается, что "русским" правозащитная работа запрещена.

"Пантеры" созданы, чтобы донести до общества свои протест и боль. Кроме того, движение стало для ребят формой общественной жизни, их досугом. В современном постсионистском, капиталистическом Израиле есть серьезный дефицит достойного и доступного молодежного досуга. Негде и посидеть, потанцевать. Пабы и дискотеки очень дороги и туда не пускают ребят до 18-и.

Наше существенное достижение - группы поддержки жертв расизма. Более сорока ребят собираются еженедельно, а то и по два раза. Они сами ведут свои группы. Дети травмированы расизмом. Как-то мне позвонил мальчик и сказал, что услышал о существовании Центра помощи после травм на почве межэтнической враждебности. Мы обрадовались, начали узнавать, но оказалось, речь идет только о жертвах террора. А ведь расизм - это тоже террор, только с ним никто не борется. Ребенок, которого расисты травят в школе, не ищет виноватых. Он обвиняет себя, пытается сбросить собственную кожу. Дети пытаются говорить только на иврите, ты это вспомнила; стесняются своего происхождения - и родителей. Группы поддержки помогают избавиться от чувства вины, возвращают ребятам ощущение гордости и уверенности в себе.

Мы в Израиле стремимся во всем подражать Америке. Это многокультурное общество - соединенные штаты различных меньшинств. Американскому обществу нельзя слепо подражать. В лучшем случае, подражание Америке приводит к дешевому ширпотребу. Мы живем на Ближнем Востоке, который в течение тысячелетий был многокультурным и многоликим. Не демократическим, не плюралистическим, но при этом - терпимым. Здесь сохранились всевозможные общины, религии, секты. Государства Западной Европы в течение Нового времени практически ликвидировали все меньшинства, унифицировали культуру, уничтожили этнографическое разнообразие. Кроме евреев, цыган и еще некоторых этнических групп, там ничего не сохранилось от пестрого населения Европы пятисот лет назад. Считается, что Иерусалимский Храм пал из-за напрасной ненависти. Но что это такое? От всего великолепия и многообразия общественной жизни Иерусалима поры Второго Храма уцелело два направления – ноцрим (христиане) и поршим, известные в русской традиции, как фарисеи. Последние определили юридическую формулу, которую нельзя вырывать из контекста Талмуда. Получается, что "напрасной ненавистью" были плюрализм и многообразие, являющиеся одним из наиболее мощных архетипов еврейского сознания.

Если толковать историю, не обязательно еврейскую, в метафорах храма - первого, второго, третьего, то Храм - всегда революционная эпоха, продолжающаяся 70-100 лет - жизнь двух поколений. Отцы-основатели никогда не могли обеспечить полноценное поколение преемников. Эпоха Царей, Второй Храм, Хазарский каганат... Иерусалимское королевство крестоносцев, даже СССР. Сионизм, как и всякое революционное движение, переживает аналогичный процесс. Почему социализм на Кубе еще держится? А потому, что там была истинная революция, поколение революционеров еще не ушло. В рамках нынешней модели Израилю обеспечено еще 10-15 спокойных лет.

Л.В.: Твоя личная деятельность подчинена твоим общественным интересам: понятно, что возникновение рекламного бизнеса в твоей жизни направлено на благо Пантер. То же касается журналистики.

М.Д.: Реклама нужна не мне, а делам, которыми я занят. Случается, что и делам не нужна, и тогда я не заинтересован, чтобы знали кто я такой вообще, тем более – в "русском секторе", вовсе не "русский". Я израильтянин, европеец… В политике израильской тоже ведь секторочки, шаг влево-вправо – побег, высунулся – съели. Чаще всего норовят. Идешь в политику – думай в узком русле, ни туда ни сюда. А я был мальчиком из хорошей львовской семьи... И с этой землею я спаян.

 

4. Михаэль Дорфман – благодарность предкам



М.Д.: Прабабка моя с кучей детей приехала сюда на втором рейсе корабля "Руслан" в начале 1919-о года. Ее семья – первопоселенцы Петах-Тиквы. А вот бабушка, дочь ее, задержалась в Галиции. Мой папа, кстати, кузен Станислава Лема. Папа тоже сюда приехал в 38-м году. Думал - навсегда, да вернули дела семейные. Съездил "ненадолго" обратно, там его прихлопнула война, потом советская власть. Среди израильской моей родни – известная писательница Алона Кимхи, певец Мати Каспи. Когда приезжаю на свадьбы и бар-мицвы к родственникам, вижу там израильский высший свет.

Л.В.: И не только там, судя по фотографиям. У тебя есть также степень по лингвистике университета Новой Сорбонны. Ты жил в Бразилии, любопытнейший опыт приобрел и там по части взаимоотношений рас и этнических групп.

М.Д.: Да, и теперь знаю, что только многоликостью нашей, индивидуальностью и неповторимостью мы сильны. Все рассуждения о монолитном единстве - коммунистическая тоталитарная модель, евреям она не подходит. А вот многокультурное общество - это именно то, что обеспечит выживание еврейскому народу и Еврейскому государству.

РАСИСТЫ БОЛЬШЕ ВСЕГО СТРАДАЮТ ОТ РАСИЗМА. Это факт криминалистики, психологии. Иначе не стал бы наш премьер-министр извиняться за какие-то мифические грехи, не было бы такого страха в обществе, не говорили бы "украли у нас родину"... Это подлинное чувство отчаянья и страдания.

Расизм - не идеология, а психоз. От него лечиться надо, как от склонности к насилию, наркомании. Разумные люди у нас понимают, что экономические потери от неиспользования потенциала русской алии - это прямой убыток, исчисляющийся миллиардами. И нужны конкретные действия структуры против расизма - нормальная контора - борьба с расизмом в школах, - определение расизма, проведение профилактических педагогических мероприятий. Десять лет назад израильтяне цветы рвали, теперь не рвут, стыдно. 15 лет назад запретили курение в автобусах и в кино - сработало. И еще я хотел бы, чтобы "висела" общественность над минпросом, полицией, социальными службами, муниципальными, другими. Смотри, как заработали механизмы против насилия в семье, против сексуальных домогательств. Мы нужны, и мы не пропадем.

 

 

Лариса Володимерова, специально для ностальЕЖЕй, 13 июня 2000 года