Лариса ВОЛОДИМЕРОВА
Комментарии к дайджесту. Часть вторая. Убийцы Гусак, Хохольков, ФСБ.

 

 

                                            Мы живые, а будто в могиле,

                                            Наша камера гроб на двоих.

                                                        Давид Кудыков.

 

За ночь до отравления А.Литвиненко сказал, что он готов приехать в Голландию и дать официальные показания: Арьяна Эркеля похищали Хохольков, Суслов (и третью фамилию я записать не успела). 

 

М.Трепашкин передал из неволи, что он считает убийцей Александра А.Гусака.

 

Объединив все данные о Гусаке и Хохолькове из книге Лубянская Преступная Группировка, предлагаю читателю сделать главные выводы. Вынужденные купюры не отменяют колоссальной значимости  всего Обвинительного заключения, написанного А.Литвиненко.

 

 

 

Справка: Александр Гусак, защитник идеалов Советского строя, партии, Родины. О книге ЛПГ Гусак с ненавистью сказал:

объем приведенной Литвиненко информации это всего лишь скомпилированный "гроссбух". Характеризует своего бывшего товарища с исключительной злобой

http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/01/406/14.html

 

Генерал-майор Евгений Хохольков, тесно связан с крупнейшими поставками наркотиков http://www.chechenpress.info/events/2006/12/22/01.shtml .  По оперативной информации УСБ Алишер был близким другом Хохолькова, Ястржембского и Андрея Кокошина, бывшего замминистра обороны и секретаря СБ. Поставки наркотиков осуществлялись под личным покровительством Путина.

 

Хохольков разрабатывал операцию по ликвидации Джохара Дудаева. На убийстве Дудаева сделал карьеру и стал генералом, получил управление и составил себе капитал.

 

В своей книге ЛПГ А.Литвиненко характеризует Е.Хохолькова:

Это страшный человек. Спрашивать о Хохолькове нужно Волоха, затаившего в прошлом на Хохолькова, уволившего его из аппарата и  отправившего в Европу представителем ФСБ, обиду.

 

Из узбекского КГБ Хохольков был переведен в Москву. Вскоре на него появился видео-компромат: он был заснят на сходке криминальных авторитетов, деливших  российский рынок наркотиков. Хохольков,  здоровый такой на вид кгбшник, угрожал конкретно: От меня у вас будут проблемы.

 

Кроме шантажа, Хохольков славен тем, что в одну ночь проиграл в казино 120 000 долларов в те годы, когда даже для прикормленных россиян это была баснословная сумма. Один сотрудник отзывался о Хохолькове и его друзьях при А.Литвиненко более чем конкретно: На меня Хохольков сам вышел, и я встретился с людьми из Узбекистана. Это убийцы. У них глаза стеклянные... Да они бандиты. Все ваши генералы бандиты.

 

Эти характеристики приведены в книге А.Литвиненко и Хохолькову известны. Рассказывается также, где существовала конспиративная квартира, на которой прятали своего (Алехина): Эта квартира принадлежала Ассоциации ветеранов  отряда Витязь, руководитель которой, Мирзоянц, впоследствии был обвинен в убийстве Холодова.

В Лебяжьем переулке, в офисе ЛДПР, - Там у них место дислокации. Я предложил делать обыск. Они же чрезвычайно опасны, бандиты с удостоверением Министерства юстиции. Доложил Хохолькову, начальнику УРПО. Тот запретил: "Ты что, с ума сошёл? У Жириновского обыск? Это же наш человек, из спецслужб. Не вздумай даже близко подходить к ЛДПР.

 

Позже мы установили, что Осипов крышует дагестанскую преступную группировку, а те - все московские овощные рынки, включая розничную продажу наркотиков. Наркотики поступали из Центральной Америки в ящиках с бананами. А поставки бананов кредитовало правительство Москвы.

Как и опасался Хохольков, нити вели в руководство МВД. Поступила оперативная информация, что Климкин платил деньги помощнику министра внутренних дел Владимиру Семёновичу Овчинскому, позже ставшему начальником российского бюро Интерпола. А тот деньги передавал лично министру внутренних дел Куликову.

 

А.Литвиненко также рассказывает о заместитете Хохолькова Камышникове. Влияние Хохолькова быстро росло.

 

Что стало с Хохольковым и Камышниковым?

Хохольков по-прежнему генерал ФСБ на руководящей должности, имеет дорогой ресторан на Кутузовском, особняк ценой в миллион долларов в Немчиновке.

Камышников - служит заместителем начальника Управления ФСБ по защите конституционного строя, которое занимается политическим сыском.

 

 

 

 

Составив представление о личности и поступках Хохолькова, вернемся теперь к Гусаку. Вот как все начиналось и задокументировано в ЛПГ.

 

Пойдёшь в седьмой отдел к Гусаку.

Чем занимался седьмой отдел?

В общем, оглядываясь назад, скажу - внесудебными расправами. Инициативу проявил Гусак - он подал директору рапорт. Подробно написал, что уголовщина, воры в законе распустились, посадить их невозможно, так что разрешите их убирать внесудебными способами.

Ковалёв взял этот рапорт, положил в сейф, создал отдел и назначил Гусака начальником. Отдел специальных задач.

А другие работники ФСБ знали, чем занимается ваш отдел?

Никто не знал. Высшая степень секретности. Было известно, что отдел этот занимается разработкой преступных группировок в Москве и Московской области. Я сам, когда туда шёл, так думал.
 

 

А.Литвиненко подробно пишет, как охотились на Шамиля Басаева. Уничтожили ни в чем не повинных людей, их личности постфактум установить не пытались.

 

Как Гусак рассказывал, ничего никто не устанавливал. Закопали и уехали. А Ковалёв радовался, что деньги не отдал. И Умара Пашу всё упрекал: Такие деньги просишь, каких-то крестьян постреляли, а Басаева нет. Умар говорит: "Рано стреляли. Надо было подождать. Он бы приехал".

 

Гусак заинтересовался: "Кто?" - Такой-то, подозревается в том, что убил объекта. Все понимают, что это он сделал, но доказательств нет". Гусак говорит: Нам такие люди нужны.  

 

... А сам Гусак? Что за ним числилось?

У Гусака всегда была "крутая" репутация. Он сам написал в рапорте Ковалёву: "Мои подчинённые - отморозки в хорошем смысле слова". Но что за ним числилось конкретно - тогда мне не было известно. Было ясно в общих чертах. Ходили всякие слухи. Пришёл однажды сотрудник Гусака Горшков и стал проситься ко мне в группу. Горшков раньше в милиции служил, в УТРО и ОБХСС. "Ты знаешь, - сказал он, - они ненормальные, я боюсь. Они людей убивают. Я не буду там работать - уволюсь. Они выезжают на мероприятия и начинают избивать людей до смерти. Я против этого. Рано или поздно всех посадят. А что я могу сделать?"

Конкретная история, благодаря которой Гусак получил седьмой отдел, стала мне известна позже, когда мы уже конфликтовали с руководством. Гусак вывез пять человек - дагестанцев - в лес, в район Подольска, и расстрелял. В этой операции кроме Гусака участвовали Алёшин и Бавдей.

Про это я узнал случайно, когда мы уже были за штатом: у Гусака нервы сдали, и он по пьянке выболтал моей жене, как они пятерых человек вывезли и застрелили. "Ты понимаешь, - говорил, - если этот факт вскроется..." Переживал вроде.

Маруся мне это рассказала и добавила: "Скажи ему, чтобы он мне такие вещи больше не говорил. Зачем мне это? Я это знать не хочу".

Я говорю Бавдею: Боря, Гусак моей жене рассказал, что вы расстреляли несколько человек". Борис испугался: "Он что, с ума сошёл? Разве можно это кому-то говорить? Я так и знал, что с этим дураком мы в тюрьму сядем".


 

Поскольку организаторы Общественного Трибунала и читатели Чеченпресс напрямую заинтересованы, чтобы названные преступники сели в тюрьму, я прошу не забыть имена убийц, названных А.Литвиненко. Правозащита относится к книге ЛПГ как к доказанному фактологическому материалу, с помощью которого можно также определить непосредственных исполнителей отравления полонием-210 Литвиненко и жителей Англии, Германии, Израиля, Нидерландов всех, кого Скотланд-Ярд просил срочно пройти обследование на наличие радиации, даже в малых дозах через два года сводящей в могилу.

Попутно всплывают другие, бессчетные убийства. А.Литвиненко свидетельствует:


Начал проверять. Поговорил с Шебалиным, Понькиным, другими сотрудниками. Все удивлялись - а ты чего, не знал? После нашей жалобы в прокуратуру в отделе ждали обыска, а у Гусака в сейфе было незарегистрированное "палёное" оружие, а также окровавленные паспорта этих дагестанцев. Гусак приказал всё уничтожить. Документы Понькин и Шебалин куда-то увезли, а оружие спрятал другой сотрудник, капитан Соловей. Позже один пистолет из этой партии прокуратура изъяла из сейфа бывшего сотрудника нашего отдела Шевчука. Сейчас он служит в Московском управлении. Меня по этому факту допрашивал следователь Барсуков.

А кто дал указание Гусаку убрать этих дагестанцев?

Генерал-лейтенант Миронов. Так Гусак сказал моей жене. Я у Миронова спросил: "Иван Кузьмич, Гусак рассказывал, что вы дали команду пойти на разборку, а там людей убили". Миронов побледнел: "Я не давал команды никого убивать. И после долгой паузы добавил: Я знал, что он сумасшедший. Именно после этого разговора Миронов ходил просить за меня к Путину. Мол, Литвиненко слишком много знает, его нельзя выгонять.

То есть высшее начальство знало об этой истории?

Конечно, знало. Позже, когда прокуратура занялась УРПО по нашему заявлению, Гусак мне рассказал: "Ты знаешь, у меня был разговор с Ковалёвым, и он спросил: - Чего Литвиненко дергается? Он же с вами ездил тех дагестанцев стрелять?" Я ответил, что тебя там не было. Ковалёв спросил: А где он был? Как - нигде? И он попал в УРПО?!.

 

Интересно в этой связи также упоминание Путина. По аналогии, Президент слишком много знает о доставке и применении полония-210 в Европе, его нельзя отпускать, но можно вечно держать взаперти или просто убить, согласно традициям ФСБ.

 

А.Литвиненко рассказывает, как познакомился с будущим политзаключенным и другом Михаилом Трепашкиным.

 

Гусак замялся: "Саша, тут вопрос деликатный, я не хотел тебе говорить. Трепашкин подал на руководство, на Ковалёва, в суд. И тот лично просил с ним разобраться". - "Как разобраться?" - "Ну, короче, Саша, ему надо заткнуть рот. Он пошёл в газету, дал интервью, надо ему чего-нибудь подбросить или посадить его".

...Я говорю: "Слушай, подкинуть пистолет следователю, ты чего это, смеёшься? Он сразу дело развалит". Гусак согласился: "Да, я тоже так думаю. Знаешь чего, давай его просто звезданём, и всё. Чего с ним возиться? Для всех понятно: шли, мол, за удостоверением, а он оказал сопротивление, вот его и звезданули.

 

Делать нечего, я начал разрабатывать Трепашкина. Изучать его дело, выяснять его круг, разговаривать с людьми и т.п. И чем больше я узнавал о нём, тем более он мне становился симпатичен. И я решил, что не буду с ним "разбираться", как-нибудь закопаю задание, спущу на тормозах.

 

А.Литвиненко спас жизнь Трепашкину, Березовскому и, видимо, многим другим. При следующем разговоре присутствовали Бавдей, Гусак, Понькин, Шебалин, Щеглов. Похищали традиционно не только Эркеля, в свою очередь не ответившего Трепашкину на его просьбу о помощи, - людей воруют в России давно и открыто:

Гусак спросил: - Саша, как украсть человека, чтобы не нашли? Я удивился:

- А что, воровать кого-то собрались?

Вот тогда Гусак рассказал, что ему поставлена задача похитить Джабраилова.

 

Гусак понимал, что поводом к его собственному уничтожению в конце концов станет кража людей:

 

Тебе известно, в каких разных мероприятиях Гусак участвовал? Ты упоминал ликвидацию Тейтума?

Про Тейтума я уже потом узнал, когда началось следствие. Когда люди начали отказываться от своих показаний, испугались. И больше всех - Гусак. А тогда я спросил: "Саня, чего ты боишься-то?"

Ты понимаешь, люди пропадают без вести. Ты понимаешь, что мне конец? - Он был в панике. - Надо всё это замять, отказаться от показаний, чтобы не было никакого следствия.

 

А.Литвиненко прослеживает связь Хохолькова и Гусака:

 

Ковалёв... сам перезвонил: Это сказал Гусак. К Хохолькову не ходи.

Минут через тридцать Гусак приехал в отдел, я спросил его: "Саша, зачем ты сказал Хохолькову о разговоре с Ковалёвым? Ведь был же приказ директора, а ты выдал объекту Управления собственной безопасности информацию, что по нему работают, это же предательство. Гусак ответил: "Ему об этом сам Ковалёв и сказал. А мне Хохольков сказал: "Саша, ты должен прикрыть директора". Видно было, что он понял, что если состоится скандал, то из него сделают крайнего.

Я понял, что Гусак говорит правду и что Ковалёв врёт. Заметает следы. Как профессионал, как опер я понял, что имею дело с преступниками.

 

Почему Гусак пошел записываться к Доренко на телевидение?

 

Я думаю, он запаниковал, когда услышал, что завтра нас арестуют. Или вдруг решил, что Березовский с Доренко сильнее Хохолькова с Камышниковым. Не рассчитал, одним словом. Это его и погубило. Уверен, что Хохольков его считал своим, пока не узнал о записи у Доренко.

 

- Гусак с Хохольковым были своими, повязаны преступлениями.

 

...Я ему сказал: "Николай Дмитриевич, не Литвиненко занимался убийствами, а Гусак. И вам грех его обвинять, потому что он это делал по вашему приказу". На следующий день меня встретил Гусак и спрашивает:

- Это ты рассказал Березовскому про дагестанцев?

Да, я. А ты откуда знаешь?

Мне Ковалёв вчера сказал, что Березовский ему на меня жаловался. Я тебя предупреждаю, эти дела серьёзные, там конкретные трупы, а не какие-то мифические приказы. Если ещё где-нибудь ляпнешь, мы с тобой будем уже по-другому разговаривать.

Я ему говорю:

Знаешь что, Саша. Вот ты ходишь, уговариваешь ребят отказаться от показаний. Занимаешься шантажом. Если тебе есть чего бояться - это твои проблемы. Наступил момент истины, и каждый будет сам отвечать за свои дела.

 

В ЛПГ А.Литвиненко показывает, кто и как ведет себя на развилке, когда пути сослуживцев расходятся. Мы рассмотрим это в отдельной главе. Но Гусак из того большинства, кто еще тесней примкнул к Путину:

 

Гусак, наоборот, был против. Его вообще было не видно и не слышно. Он уже с нами не общался. Сам втихую снова устраивался в Антитеррористический центр, на какую-то должность. По оперативным данньм, договаривался через криминального авторитета Малышева, которого когда-то завербовал агентом. Этот бандит имел хорошие выходы на бывшее руководство питерского ФСБ, на Патрушева и Путина.

 

Я напомню, что эту книгу читали Гусак, Хохольков, Путин, Патрушев... Литвиненко рассказывал, что увидел эти рожи - наглые, беспредельные. Плевали эти люди на закон. К нам в отдел приходил Симаев, помощник по безопасности Хохолькова, и говорил: Ну ты же понимаешь, с какими людьми вы имеете дело. Это большие люди. Вас передавят, как щенков".

 

... А где сейчас Гусак?

Сейчас он работает в какой-то строительной компании. У него есть свой ресторан, недалеко от Лубянки. Помог ему Малышев, лидер тамбовской преступной группировки. Малышев являлся то ли агентом, то ли доверенным лицом Гусака. Они познакомились, когда делили Калининградский водочный завод. А у Малышева были хорошие связи с Патрушевым, еще с карельских времён.

Этот Малышев позвонил Патрушеву, попросил за Гусака, чтобы того не посадили. Мне прямо сказали: Гусака никто не посадит, потому что за него сам Малышев просил у Патрушева. Вот Гусак три года условно и получил. Это при двенадцати эпизодах и одном трупе.

Но в Бутырке он всё же сидел?

Ну, месяц посидел в Бутырке. Они же не знали, чем всё кончится, и держали Гусака на крючке на всякий случай, на роль крайнего, если бы признаваться пришлось. А то получается, что подчинённый в тюрьме, а все начальники на свободе. И даже продвигаются по службе. Надо было кого-то посадить, хоть на месяц.

 

КГБ держится круговой порукой и кровавыми связями. А.Литвиненко ясно показывает, что Хохольков и Гусак должны его ненавидеть, - как Путин и Н.П.Патрушев. Последний, директор ФСБ, в интервью Комсомольской правде 20 декабря 2000 г., в День чекиста, отметил: Мы не отказались от своего прошлого, честно сказали: История Лубянки уходящего века это наша история.... Пройдя со страной историю тоталитаризма, обратимся теперь к тем фактам, которые приведены в книге А.Литвиненко о делах всего КГБ. Нам нужны для суда имена убийц - и свидетелей.

 

- Суд еще не начинался, но я готов выступить и предоставить все имеющиеся у меня материалы... Я получал информацию о частном охранном агентстве Стеллс. Это подкрышная фирма ФСБ. Ее руководителем является генерал-майор действующего резерва Луценко. В этом частном охранном агентстве работал один человек, который ранее проходил службу в Седьмом управлении КГБ. Оно занималось наружным наблюдением и оперативной установкой. Этот сотрудник работал у Луценко и был знаком с моим оперативным источником.

 

Человек, который по указанию фирмы проводил установку адресов, изучение объектов и рисовал схемы подходов-отходов к домам, сильно испугался и в разговоре с моим источником сказал, что просмотрел все места, где он делал установки до этого, и определил, что везде были совершены убийства. Понимаешь, по всем адресам! (ЛПГ, стр. 127).

 

Рассказывая о поисках КГБ Ш.Басаева, Литвиненко назвал исполнителей:

 

Этот вагончик расстреляли из автоматов и пулемётов. Потом оттуда повытаскивали трупы. Басаева среди них не оказалось. Какие-то крестьяне были. Семь или восемь трупов вытащили. Ковалёв говорит: Отдал бы деньги, а потом чего? Басаева-то нету.

То есть Ковалёв - директор ФСБ - присутствовал при совершении преступления?

Получается, что так.
          

 

В связи со взрывами домов, в ЛПГ говорится:

 

В органах есть всякие люди - от чистых и бескорыстных до законченных отморозков. И тех и других мало. Почти все чем-то замазаны, но и жилые дома взрывать пойдёт не каждый. И вовсе не каждый в ФСБ был повязан на крови, даже в нашем седьмом отделе УРПО. Мудрость руководства в том и состоит, чтобы замазать каждого, а потом использовать в соответствии с его запретительным барьером, но не заставлять людей делать то, чего они точно делать не станут. Мой барьер наступил, когда мне приказали убить человека.

 

Тот, кто выкрадывает человека, не должен знать, где его спрячут. Те, кто охраняет, не должны иметь контакта с тем, кто вымогает деньги. Я знаю, что в этом случае ни милиция, ни мои коллеги никогда не будут задерживать человека, который вымогает деньги, пока не установят точно, где находится заложник. Поэтому сказал, что если заложник будет в одном месте, а тот, кто вымогает деньги, - в другом и никогда не приведет к заложнику (просто не знает, где он), то его никогда и не задержат, иначе заложник будет убит.

- Словом, если заложника берут спецслужбы, то найти его Практически невозможно, поскольку они знают все тонкости этого дела? И главное - знают, кто их будет искать.

Да, конечно, его найти невозможно, даже если задержат того, кто вымогает деньги. Спецслужбы своего вытащат, а заложник погибнет.

 

( - Эркелю повезло. Напомню, что А.Литвиненко назвал его похитителей, в том числе Хохолькова).

 

Похищать человека и валить при этом ментов, которые его охраняют?

Да. Причём в деле похищения Умара была ещё одна хитрость. Хохольков сказал, что он сейчас подозревается в убийстве американца Пола Тейтума. А у того есть родственник, который хочет отомстить. Мы Умара украдём, получим деньги. А при розыске основную версию будем отрабатывать - месть американца.

Кстати, как я узнал впоследствии, Пола Тейтума тоже убили спецслужбы - мне Гусак об этом рассказывал по пьянке.

 

А.Литвиненко часто упоминает Патрушева, Иванова. По прочтении книги не остается сомнений, что никакой произвол в России, пытки, похищения людей и теракты невозможны без ведома членов правительства и Путина лично.

 

...Мы можем на любого возбудить дело, любого выпустить. Это не проблема. У нас в прокуратуре свои люди. Им проплатили. Патрушев и Иванов в курсе, это ведь по их просьбе...

Вот так я выяснил, кто и как с Гусинским разбирался, а заодно и понял, что у меня никаких шансов - у них всё проплачено.
(стр. 178).

 

Неповоротливая система КГБ заставляла А.Литвиненко задуматься о структуре: Просто меня всегда потрясала их казуистика, любовь к соблюдению формы при полном беспределе по сути.

Гитлеровские фашисты тоже вели счет убитым, требовали соблюдения формальностей, следуя букве закона.

 

Наши ребята всё могут, неужели ещё не понял? Особенно если им хорошо заплатить.

 

Продажность системы, коррумпированность и алчность властей пунктуально выявлены в ЛПГ: здесь собраны личные свидетельства тех, кто КГБ знал и видел воочию. Пока массы молчат, их лидеры, духовные герои открывают людям глаза, - как сделал А.Литвиненко. 

 

То же самое в политике. Есть формула - мы ничего не знали! Немцы так говорили потом про концлагеря. У нас так говорили про ГУЛаг, про чистки. Хотя честнее будет сказать - не хотели знать, пока носом не ткнули.

 

...Нечто подобное случилось и со спецслужбами - тоже ведь Истребители своего народа, скольких истребили! Они всегда мечтали о власти - но власть была не у них, а у КПСС. И вот они добились её. И тут обнаруживается, что не могут они без штурвала. Раньше они хоть каким-то делом занимались - партноменклатуру охраняли, боролись с влиянием Запада, мацу из еврейских посылок изымали, а теперь вот остались без дела, занимаются банальным разбоем.

Всё точно по Высоцкому: полная неспособность к самостоятельным решениям. Система привыкла исполнять, решать задачи, но не формулировать их. Одно дело - выполнять указания политического руководства страны, другое - быть этим руководством. Система на это не способна.

У Системы одна цель - понравиться власти, а значит, верно ей служить. Да только сейчас она и есть власть. И действует инстинктивно, то есть бессмысленно.

Чекист никогда не скажет ни да, ни нет. Ведь и первое, и второе слово несут информацию. Поэтому для Системы лучше вообще ничего не говорить.

Высшее оперативное мастерство в чём проявляется? В обмане. Обман ради обмана. Очень важно иметь возможность дезинформировать противника и контролировать альтернативные источники информации. Мы это видим в истории НТВ и ТВ6.

 

Мы это видим на примере А.Литвиненко: как после трагедии проплачена Путиным пропаганда по очернению Саши, правозащиты и Запада.

 

...Уже сейчас очевидно, что управление государством напоминает руководство спецслужбами, где внутриведомственные положения выше федеральных законов, а Конституция является документом прикрытия.

И ещё. Для Системы характерно полное отсутствие способности к компромиссу, который приравнен к предательству. Если ФСБ начнёт прощать, то этой Конторы скоро не станет. И потому - вечный бой с врагом. Вот и будем воевать без конца.
(стр. 217).

 

Возвращаясь к началу Второй части Дайджеста, приведу цитату о Витязе и многознании Власти:

 

Мы проводили обыск по делу Холодова в офисе Константина Мирзоянца в Ассоциации ветеранов Витязя. Обнаружили в сейфе генерал-лейтенантскую форму, документы Александра Лебедя, его личные фотографии и папку с грифом "Совершенно секретно. Особой важности, из Совета Безопасности - список чеченцев, представляющих оперативный интерес для органов власти. Шифровка из ГРУ по Чечне.

Этот список существовал в четырёх экземплярах: в Совете Безопасности, у директора ФСБ, председателя правительства и президента.

 

Нет, конечно, гарантии, что свидетели выскажутся добровольно хотя бы о том же Хохолькове... Но немало и честных людей. Я позвонил руководству, разговаривал с Волохом. Тот, как обычно, сказал: Позвони мне попозже", - и исчез. Он всегда играет в страуса, когда надо принимать решение.

Тогда я позвонил Ивану Кузьмину Миронову. Он сказал: -Да, да, Саша. Это бросать нельзя.

 

О честных из ФСБ разговор впереди. Вспоминая вынесенные в эпиграф стихи, согласимся и с А.Литвиненко: превращенная в тюремную камеру страна заставляет меняться и нас. - Бороться за общее будущее.