Ситуация вокруг Бориса Стомахина. Новости 23 марта 2006

 

 

Международным правозащитникам удалось взять телефонное интервью у матери Бориса Стомахина. Борис помещен в московскую больницу 20 с переломами позвонков, ладыжки и другими значительными травмами. Состояние Бориса остается очень тяжелым несмотря на то, что сам он находится в сознании и разговаривает.

 

Мать Бориса Стомахина, Регина Леонидовна,  обратилась ко всем правозащитникам мира с просьбой дать делу максимально возможную огласку, так как только гласность и немедленное вмешательство журналистов других стран оградят Бориса от еще большей опасности. Ситуация усугублена тем, что Снежана Николаевна Колобова, спровоцировавшая и ведущая дело, собирается построить на судьбе Бориса карьеру, и это заметно. Именно по личному распоряжению Колобовой было организовано преследование правозащитника и редактора газеты Радикальная политика Стомахина, и  еще 24 июня 2004 года вышло постановление на арест и международный розыск Бориса.

 

События последних дней развивались следующим образом. 18 марта Борис подписал Обращение Свободу политзаключенным! Lithuania - chechen republic

Через день (очевидно, по доносу соседей) Борис был обнаружен оперативниками, которые долгое время караулили Стомахина внизу, сидя в машине. Сначала оперативники прятались, выжидали. Затем поднялись в квартиру, где находился Борис со своей матерью, и потребовали, как в плохом боевике, открыть дверь: - Мы знаем, что Ваш сын дома. Выходите!

 

Борис открывать отказался, несмотря на уговоры Регины Леонидовны. Шепнул, что попытается бежать через окно: - Мама, оставь меня. Это мое решение. 

 

Мать звонила соседям и умоляла их разрешить Борису бежать через балкон, но напуганная соседка ей отказала.

Дальнейшее известно: оперативники старались взломали дверь, и матери ничего не оставалось, как самой им открыть. Борис выпрыгнул из окна, но веревка не выдержала почти стокилограммового веса сильного мужчины, и произошла трагедия.

 

Оперативники долго удерживали маму Бориса физически, не давая ей выбежать вниз узнать, жив ли сын. Под нажимом Регины Леонидовны они в конце концов  вызвали скорую помощь, с большим опозданием, часов в 9 вечера. Пока ждали машину, оперативники испугались, решив, что по их вине, при свидетелях, убит человек, и затем уже сами с нетерпением дожидались прибытия скорой.   

 

Перескакивая дальнейшие хронологические события и плача, мать Бориса нам рассказала, что больше всего ее мучает то, что она позволила Борису прыгнуть. И что еще в 12 часов ночи она давала показания. И что от нее постоянно скрывали, куда именно повезут ее сына. По распоряжению все той же Колобовой, человека в крайне тяжелом состоянии постоянно перевозили из одного следственного изолятора в другой, в то время как общеизвестно, что при травме позвоночника самое главное это полнейший покой.

 

Все, кто окружает сегодня Бориса, запуганы Колобовой, преследующей Бориса уже два года: люди дают понять, что хотели бы помочь и сочувствуют, но они смертельно боятся разъяренной карьеристки, выслуживающейся за очередную подачку и лычку. Вслух произносят: - Убьет!

 

Сегодня Регине Леонидовне не удалось дозвониться до адвоката. Пожилой человек борется в одиночку со своим а на самом деле нашим всеобщим горем. Звонят друзья из России, Америки, Израиля, Нидерландов, Франции, правозащитники пишут, переводят и публикуют статьи, рассылая их в международные влиятельные организации, - но пока что всего этого мало! Нужны профессиональные советы, материальная поддержка. Сейчас очень важно собрать справки для суда о том, в каком состоянии поступил Борис в 20-ю больницу, к которой сегодня приковано внимание международной правозащиты, а завтра, несомненно, судов Гааги и Страсбурга.

 

Регина Леонидовна пытается все успеть сделать сама, но просит о помощи: - Прежде всего, - повторяет она, - нужна огласка. И деньги на оплату труда адвоката.

 

Борис Стомахин должен лежать минимум три месяца. Ему повезло: после опаснейшего падения с 4 этажа у него нет сотрясения мозга, он все понимает. Но он всегда был здоров, никогда не посещал врачей, а сейчас, после того, как фактически зимой вынужден был лежать на снегу в ожидании скорой, у Бориса усилился полученный накануне бронхит, усугубивший его положение. Кроме того, что самое страшное, Бориса постоянно перевозят с места на место, травмируя позвоночник. Регина Леонидовна предупреждает, что Борис может погибнуть, и тогда вся вина ляжет на власти и тех, кто мучает ее сына.

 

Тем не менее, поразительная деталь: оперативники, у каждого из которых наверняка есть матери, дети, и которые были вынуждены по долгу службы пережить вместе с Региной Леонидовной и Борисом эти кошмарные часы, - себя проявили по-разному. Отдай им другой приказ и наверняка они бы сами спасали прыгающего из окна с такой высоты... И наблюдающую это несчастную женщину.

Когда, после отъезда машины врачей, Регина Леонидовна вышла из дома с тяжеленной сумкой, затолкав туда сапоги и пальто (зима, нужно жить!), - неожиданно один из оперативников сам предложил ей поднести вещи и подвезти, куда скажет.

 

Телефон Стомахиных прослушивается. К Борису никого практически не пускают, в том числе мать, вся жизнь которой, по ее словам, сосредоточена в сыне. Условия в больнице ужасные. Эту клинику Регина Леонидовна со скорбью называет больницей мертвецов: именно там умерли ее мама, дед и ученица. Тем не менее, жизнь Бориса сегодня находится  не только в клещах палачей вроде Колобовой, - но и в золотых руках наших российских врачей, творящих чудо без лекарств, аппаратуры и нормальной зарплаты. В руках тех, за чье будущее всегда сражался Борис, столько лет писавший статьи против войны, насилия, пыток - за свободу политзаключенных, за наше достойное завтра. Для нас и наших детей.

 

 

Лариса Володимерова по телефону из Амстердама.